Index · Правила · Поиск· Группы · Регистрация · Личные сообщения· Вход

Список разделов Мнение оппозиции
 
 
 

Раздел: Мнение оппозиции Преступления империи СССР кровоточат до сих пор ! ((( 

Создана: 28 Сентября 2020 Пон 17:14:17.
Раздел: "Мнение оппозиции"
Сообщений в теме: 21 (+3), просмотров: 2816

На страницу: Назад  1, 2  Вперёд
  1. 28 Сентября 2020 Пон 17:14:17
    Любимый прием всех империй сохранить свое господство и влияние на бунтующие территории - это создавать или контролировать уже имеющиеся конфликты между ними ! Недовольство!
  2. 28 Сентября 2020 Пон 17:32:58
    История конфликта Нагорного Карабаха (из российской Википедии)

    Караба́хский конфли́кт (азерб. Qarabağ münaqişəsi, арм. Արցախյան հակամարտություն) — этнополитический конфликт[1] в Закавказье между азербайджанцами и армянами. Межобщинный конфликт, имеющий давние исторические и культурные корни, приобрёл новую остроту в годы перестройки (1987—1988)[2], на фоне резкого подъёма национальных движений в Армении и Азербайджане. К ноябрю — декабрю 1988 года в этот конфликт, как отмечал А. Н. Ямсков, оказались вовлечены большинство жителей обеих республик, и он фактически перерос рамки локальной проблемы Нагорного Карабаха, превратившись в «открытую межнациональную конфронтацию», которую лишь на время приостановило Спитакское землетрясение[3]. Неготовность советского руководства к адекватным политическим действиям в обстановке обострившихся межнациональных распрей, противоречивость принимаемых мер, декларирование центральными властями равной степени вины Армении и Азербайджана в создании кризисной ситуации привели к зарождению и укреплению в обеих республиках радикальной антикоммунистической оппозиции[4].

    В 1991—1994 годах эта конфронтация привела к масштабным военным действиям за контроль над Нагорным Карабахом и некоторыми прилегающими территориями. По уровню военного противостояния её превзошёл лишь чеченский конфликт, но, как отметил Сванте Корнелл, «из всех кавказских конфликтов карабахский конфликт имеет наибольшее стратегическое и общерегиональное значение. Этот конфликт — единственный на территории бывшего Советского Союза, в который непосредственно вовлечены два независимых государства. Более того, в конце 1990-х годов Карабахский конфликт способствовал формированию на Кавказе и вокруг него противостоящих друг другу группировок государств»[5].

    5 мая 1994 года был подписан Бишкекский протокол о перемирии и прекращении огня между Арменией и самопровозглашённой Нагорно-Карабахской Республикой с одной стороны и Азербайджаном с другой стороны.

    Как писала Г. В. Старовойтова, «с точки зрения международного права этот конфликт является примером противоречий между двумя фундаментальными принципами: с одной стороны, права народа на самоопределение, а с другой стороны, принципа территориальной целостности, согласно которому возможно только мирное изменение границ по соглашению»[6].


    Дата 15 мая 2016

    История Нагорного Карабаха
    С образованием в IV веке до н. э. Армянского царства Ервандидов территория современного Нагорного Карабаха вошла в его состав. В начале II в. до н. э. она была присоединена к Великой Армении и в течение около шести столетий составляла часть провинции Арцах. В конце IV в. н. э., во время раздела Армении, эта территория была включена Персией в состав её вассального государства[7] — Кавказской Албании[8]. С середины VII века до конца IX века — под арабским владычеством[9]. В IX—XVI веках — часть армянского феодального княжества Хачен. С начала XVII до середины XVIII века Нагорный Карабах находится под властью союза армянских меликств Хамсы. Во второй половине XVIII века Нагорный Карабах с преобладающим армянским населением вошёл в Карабахское ханство, а в 1813 году в составе Карабахского ханства по Гюлистанскому мирному договору — в Российскую империю[10].

    Предыстория конфликта
    (См. также: Армяно-азербайджанская война (1918—1920))

    В начале XX века Нагорный Карабах дважды (в 1905—1907 и 1918—1920 гг.) становился ареной кровопролитных армяно-азербайджанских столкновений (подробнее см. История Нагорного Карабаха).

    В мае 1918 года в связи с революционными событиями и распадом российской государственности в Закавказье были провозглашенa сначала самостоятельная Закавказская демократическая федеративная республика, а позже три независимых государства: Грузинская Демократическая Республика (главным образом на территории Тифлисской и Кутаисской губерний, Батумской области, Сухумского округа), Республика Армении (основа территории — Эриванская губерния, а также Карсская область, захваченная на тот момент Османской империей), Азербайджанская Демократическая Республика (преимущественно на землях Бакинской и Елизаветпольской губерний, Закатальского округа)[11][12][13].

    Армянское население Карабаха и Зангезура, однако, отказывалось подчиняться властям АДР. Созванный 22 июля 1918 года в Шуше Первый съезд армян Карабаха провозгласил Нагорный Карабах независимой административно-политической единицей и избрал собственное Народное правительство (с сентября 1918 г. — Армянский национальный совет Карабаха). Противостояние между азербайджанскими войсками и армянскими вооружёнными отрядами продолжалось в регионе вплоть до установления в Азербайджане советской власти. Вошедшие в Азербайджан в конце апреля 1920 года части 11-й Армии РККА во взаимодействии с азербайджанскими войсками заняли территорию Карабаха, Зангезура, Нахичевана. К середине июня 1920 года сопротивление армянских вооружённых отрядов в Карабахе с помощью советских войск было подавлено.


    Руины армянского квартала города Шуша, после событий 1920 г.

    В течение 1920—1921 гг. вопрос о принадлежности Нагорного Карабаха решался согласно текущим внешнеполитическим целям советского руководства. 30 ноября 1920 года Азревком своей декларацией признал Зангезур и Нахичевань частью Советской Армении и предоставил Нагорному Карабаху право на самоопределение[11]. Решение карабахского вопроса в пользу Армении было подтверждено постановлением пленума Кавбюро ЦК РКП(б) от 3 июня 1921 года, однако окончательное решение было принято пленумом Кавбюро ЦК РКП(б), состоявшимся 5 июля того же года — «Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию»[11]. Это вызвало недовольство армян[источник не указан 67 дней], которые на тот момент составляли 94 % населения области[14].

    В июле 1923 года районы Азербайджанской ССР с преимущественно армянским населением (Шушинский, Джебраильский и части Джеванширского и Зангезурского уездов) были объединены в автономное образование (Автономная область Нагорного Карабаха (АОНК), с 1937 года — Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО))[11][12]. При этом, как отмечает Г. В. Старовойтова, административные границы НКАО не совпадали с этническими границами и в двух районах АзССР, граничивших с НКАО (Шаумяновском и Ханларском), этническим большинством являлись армяне[6].

    Конституция Азербайджанской ССР 1937 года провозгласила армянский язык языком судопроизводства в НКАО, закрепив также опубликование на армянском языке решений и распоряжений Совета депутатов трудящихся НКАО[18].
    Правовой статус области определялся Законом «О Нагорно-Карабахской автономной области», принятым Верховным Советом Азербайджанской ССР 16 июня 1981 года.

    В 1960-е годы социально-экономическая напряжённость в НКАО несколько раз перерастала в массовые беспорядки. В адрес руководства Азербайджанской ССР высказывались обвинения в экономической дискриминации НКАО, а также в попытках изменить демографическую структуру автономной области[16] (в 2002 году Гейдар Алиев подтвердил в одном из интервью, что, занимая пост первого секретаря ЦК КП Азербайджана (1969—1982), он проводил политику, направленную на изменение демографического баланса в регионе в пользу азербайджанцев[22]). Если карабахские армяне чувствовали себя ущемлёнными в культурных и политических правах на территории Азербайджана, то карабахские азербайджанцы выдвигают встречные обвинения в дискриминации со стороны армянского большинства на территории самой НКАО[23].

    Вопрос о передаче Нагорного Карабаха Армении поднимался несколько раз: в 1945, 1963, 1977 и 1983 гг.[25] но не получал поддержки в центре[16][26].

    Карабахский конфликт в 1987—1991
    (См. также: Миацум)

    До середины 1980-х годов требования изменения статуса НКАО редко становились достоянием широкой гласности, а любые действия в этом направлении немедленно подавлялись. Совсем другие возможности предоставила начатая М. Горбачёвым политика демократизации советской общественной жизни и ослабления политических ограничений.

    Конфликт в НКАО стал разгораться ещё в 1985—1986 гг. В начале 1987 г. здесь было составлено письмо на имя М. С. Горбачёва с требованием передать Нагорный Карабах из подчинения Баку в подчинение Еревану.

    В 1987 — начале 1988 годов в регионе усилилось недовольство армянского населения своим социально-экономическим положением. Руководство АзССР обвиняли в сохранении экономической отсталости региона, пренебрежении развитием прав, культуры и идентичности армянского меньшинства в Азербайджане, создании искусственных преград для культурных связей между Нагорным Карабахом и Арменией[6][11][27][28]. Уже в начале октября 1987 года на митингах в Ереване, посвящённых экологическим проблемам, прозвучали требования передачи НКАО Армянской ССР, которые повторялись в многочисленных обращениях, направлявшихся в адрес советского руководства.

    В 1987 году армянские активисты создают «Комитет Карабах». Он появился из группы, которая возникла в 1985 году в Ереване вокруг сотрудника Института экономики Госплана Армянской ССР Игоря Мурадяна. С помощью аспирантов института он установил связи с армянскими учёными в Москве, в том числе близкими к Горбачёву (академики Аганбекян, Ениколопов, Епископосов, Микоян и др). В движении приняли участие и представители патриотически настроенной интеллигенции, в том числе писатель Зорий Балаян и поэтесса Сильва Капутикян. В то же время в Гадруте (райцентр на юге НКАО) в 1986 году возникает группа активистов, в основном местных краеведов (Эмиль Абрамян, Артур Мкртчан, Манвел Саркисян и др.) которая начала с рассылки писем в ЦК КПСС с требованиями трансляции телевидения Армении в НКАО и включения в школьные программы истории Армении.
    Аналогичную работу проводила в Степанакерте группа под руководством Аркадия Карапетяна.

    Первым легальным изданием, открыто поддержавшим в феврале-марте 1988 года идею воссоединения Нагорного Карабаха (Арцаха) с Армянской ССР, стал официальный печатный орган Нагорно-Карабахского обкома КП Азербайджана и Совета народных депутатов НКАО «Советский Карабах», имевший свыше 90 тыс. подписчиков. Эта газета стала трибуной, с которой идея «миацума» (воссоединения) пропагандировалась интеллигенцией и партийным руководством НКАО.

    Общественно-политическая ситуация в Азербайджане отличалась от Армении. К 1988 году, по оценке Тома де Ваала, Азербайджан всё ещё оставался одной из самых консервативных республик СССР, где подавлялось всякое политическое инакомыслие[32]. С ним соглашается Зардушт Али-Заде, активный участник азербайджанского национально-демократического движения 1980-х — 1990-х годов

    Это помогло местному партийному руководству, в отличие от соседней Армении, удержать политическую власть до 1992 года[35] в борьбе с зарождающимся разнородным национально-демократическим движением. Что касается Армении, то здесь большая часть партийных функционеров проявила готовность сотрудничать с национальным движением, что и обусловило лёгкую смену власти[32].

    Руководство Азербайджанской ССР и Коммунистической партии Азербайджана (англ.)русск., со своей стороны, пыталось урегулировать ситуацию, задействовав привычные командно-бюрократические рычаги, которые в новой ситуации оказались неэффективными. Государственные и правоохранительные органы Азербайджана оказались не готовы к событиям в НКАО и Армении, спровоцировавшим, в свою очередь, массовые выступления в Азербайджане, создавшие условия для неконтролируемого поведения толпы[4].

    Советское государственное и партийное руководство, не желавшее создавать прецедент пересмотра существующего национально-территориального устройства, интерпретировало требования карабахских армян и общественности Армении как проявления национализма, противоречащие «интересам трудящихся Азербайджанской и Армянской ССР»[36]. Как отмечает Г. В. Старовойтова, советское руководство «совершенно обоснованно опасалось, что одобрение такого изменения может привести к неуправляемому развалу Советского государства. Вдобавок к этому, национально-демократическое движение Армении имело заметную антикоммунистическую окраску, что едва ли способствовало склонению Москвы к удовлетворению этих требований»[6].

    Отдельные исследователи высказывают мнение о единой тактике высшего руководства страны в отношении национальных вопросов в СССР в годы перестройки: ничего не делать для предотвращения конфликтов, давать возможность событиям разрастись, затем использовать для их подавления незначительные силы, разжигая страсти, и только потом применять самые жестокие меры — как против виновных в нарушении порядка, так и против безвинных, способствуя тем самым лишь ещё большему обострению ситуации.[38][39]

    Нарастание напряжённости

    В течение лета — осени 1987 года нарастал конфликт между жителями армянского села Чардахлы Шамхорского района Азербайджана и первым секретарём Шамхорского райкома М. Асадовым из-за увольнения директора совхоза — армянина. 18 октября в ереванском парке им. Пушкина прошла посвящённая этим событиям акция протеста, организованная Игорем Мурадяном, в которой участвовало около 250 человек[40]. 1 декабря несколько десятков протестовавших жителей были избиты и задержаны милицией, в связи с чем пострадавшие обратились в Генеральную прокуратуру СССР. Карабахские армяне, а за ними и армяне Армении восприняли действия Асадова как составную часть политики азербайджанизации региона, в своем письме Генеральному прокурору чардахлинцы писали: «Теперь стало ясно, что Асадов свои действия вынашивал давно, ему нужен был предлог, такого противодействия народа он не ожидал, так как опустошение других армянских и русских сел шло гладко».[11][40][41].

    В тот же период в Нагорном Карабахе и Армении был проведён массовый сбор подписей под требованием о передаче Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР. По некоторым данным, «в течение года его подписали 75 000 человек, то есть почти всё взрослое население Карабаха».[42] Это был своеобразный референдум. Поскольку никто не мешал его проведению (ни прямо, ни опосредованно), можно утверждать, что он проводился с ведома и позволения Кремля.[43]

    1 декабря делегация карабахских армян передала подписи, письма и требования в приёмную ЦК КПСС в Москве. Как утверждается в различных источниках, под обращением к советским властям было собрано 75—80 тыс. подписей. В январе 1988 года в Москву при содействии писателя Зория Балаяна и при активном участии Игоря Мурадяна направилась новая делегация карабахских армян, которая привезла с собой не только обращения карабахцев, но и 84 документа, касающихся истории, этнографии, экономики и культуры Нагорного Карабаха. Члены делегации встретились с заведующим приёмной ЦК КПСС А. Кригиным, кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС П. Н. Демичевым, заведующим подотделом межнациональных отношений ЦК КПСС В. А. Михайловым[44][45]. Ещё одна делегация из Карабаха в начале февраля 1988 года вновь встречалась в Москве с В. А. Михайловым, а затем — с министром иностранных дел СССР А. А. Громыко. В январе 1988 года в НКАО распространялись листовки следующего содержания[46]:

    «Карабахцы, судьба нашей области благодаря перестройке, гласности и демократии зависит только от нас. Настало время для проведения на ведущих предприятиях, в колхозах и совхозах области общих партийных, профсоюзных и комсомольских собраний, в повестку дня которых должен быть включен вопрос о воссоединении Карабаха с Матерью-Родиной. Дух гласности и демократии должен стать импульсом для открытого и откровенного обсуждения этого вопроса. Выписки из резолюций этих собраний, заверенные соответствующими печатями, необходимо отправлять в ЦК КПСС».[47][48]

    Зимой 1987/1988 годов в Азербайджан начали прибывать беженцы-азербайджанцы из Кафанского и Мегринского районов Армянской ССР. Согласно азербайджанским источникам, первые группы беженцев начали прибывать в январе 1988 года, а к 18 февраля их число превысило 4 тыс.[4]. Шведский исследователь Сванте Корнелл пишет в своём исследовании Карабахского конфликта (1999), что первая волна беженцев из Армении достигла Баку в конце января, при этом большинство прибывших были размещены в районе Сумгаита. По его словам, в течение февраля до Баку докатились «ещё две волны беженцев»[16]. Британский журналист Том де Ваал, выпустивший в 2005 году художественно-документальную книгу «Чёрный сад» об истории Карабахского конфликта, приводит свидетельства двух человек, утверждающих, что видели в Баку азербайджанских беженцев из Армении ещё в ноябре 1987 года и январе 1988 года. В то же время он пишет, что Арамаис Бабаян, в 1988 году второй секретарь Кафанского комитета КП Армении, говорил ему, что «не может припомнить ни одного случая, чтобы азербайджанцы покидали территорию района до февраля». При этом, по словам Тома де Ваала, Арамаис Бабаян подтвердил, что в одну из ночей в феврале 1988 года «две тысячи азербайджанцев» действительно покинули Кафанский район, «но считает, что причиной этого массового исхода стали слухи и „провокации“»[40].

    Армянская сторона настаивает на том, что первые азербайджанские беженцы покинули Армению лишь в феврале 1988 года, указывая, что все утверждения де Ваала строятся на рассказах двух человек: бывшего активиста «Народного фронта Азербайджана» Арифа Юнусова и неизвестной (имя в тексте де Ваала изменено), представившейся как бакинская армянка[49]. В то же время не существует источников, которые бы конкретно сообщали подробности о каких-либо межнациональных столкновениях в Кафане. По данным Константина Воеводского, одного из создателей «Санкт-Петербургского Комитета гуманитарной помощи Арцаху», в феврале в Кафан была введена воинская часть, с целью предотвращения азербайджанского погрома, якобы намеченного на 20 февраля, но проверяющие из ЦК, КГБ, МВД СССР и ЗакВО не обнаружили никаких признаков говтоящихся бесопрядков никаких преступлений на межнациональной почве и никакого усиления миграции, кроме отъезда в ночь на 27 февраля 200 человек одним поездом под влиянием панических слухов. По словам этих людей, причиной отъезда были уговоры родственников из Азербайджана. Примерно на полпути поезд был задержан в райцентре Имишли (Азербайджан), куда для переговоров с пассажирами прибыли зам.предсовмина Азербайджана А.Расизаде и руководители Имишлинского, Зангеланского (Азербайджан) и Кафанского районов, но после того как пассажиры заявили об отсутствии претензий к армянам поезд был отправлен далее. Впоследствии информация об итогах проверок, подтвердившая отсутствие, какого-либо притеснения азербайджанцев в Кафанском районе, была передана по АзТВ и попала в центральную прессу[50][51][52]. К.Воеводский считает произошедшее провокацией, необходимой Москве для создания пропагандистской картины «равной вины» азербайджанцев и армян и перевода конфликта из политического в межнациональное русло.

    14 февраля азербайджанское партийное руководство попыталось обратиться к населению НКАО через областную газету «Советский Карабах», охарактеризовав происходящие события как «экстремистские и сепаратистские», инспирированные армянскими националистами. В результате вмешательства Совета директоров обращение так и не было опубликовано[54]. На следующий день поэтесса Сильва Капутикян выступила в поддержку карабахских армян на заседании Союза писателей Армении — одной из наиболее влиятельных общественных организаций республики[40]. В Степанакерте и районных центрах НКАО прошли сессии Советов народных депутатов для обсуждения вопроса о воссоединении НКАО с Армянской ССР, а с 16 февраля до 2 марта митинг на центральной площади Степанакерта практически не прекращался. 19 февраля из Тбилиси в Степанакерт для усиления местной милиции был переброшен батальон Внутренних войск МВД СССР[40][55]. В тот же день в Баку прошла первая акция политического протеста. Группа студентов, рабочих и представителей интеллигенции прошла от здания Академии наук к Верховному Совету, неся плакаты, провозглашающие принадлежность Нагорного Карабаха Азербайджану[35].

    20 февраля внеочередная сессия народных депутатов НКАО, созванная поздно вечером в субботу по требованию депутатов-армян, обратилась к Верховным Советам Армянской ССР, Азербайджанской ССР и СССР с просьбой рассмотреть и положительно решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджана в состав Армении. Депутаты-азербайджанцы отказались участвовать в голосовании. Ничего не смог сделать и присутствовавший на сессии первый секретарь ЦК КП Азербайджана К. М. Багиров[16]. В решении, опубликованном на следующий день в газете «Советский Карабах», говорилось:

    «Идя навстречу пожеланиям трудящихся НКАО, просить Верховный Совет Азербайджанской ССР и Верховный Совет Армянской ССР проявить чувство глубокого понимания чаяний армянского населения Нагорного Карабаха и решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР, одновременно ходатайствовать перед Верховным Советом Союза ССР о положительном решении вопроса передачи НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР»[58].

    По свидетельству сотрудника газеты «Советский Карабах» Гегама Багдасаряна, редактор газеты Егише Саркисян отказался печатать решение областного совета. Тогда сотрудники газеты и работники областной типографии заперли его в помещении типографии и самостоятельно выпустили газету с текстом решения, разместив его под сообщением «В Политбюро ЦК КПСС» и рядом с «Постановлением Пленума ЦК КПСС». Таким образом, визуально создавалось впечатление легитимности и законности всего, что произошло. Егише Саркисян был смещён с должности, и газету возглавил Максим Ованисян. Это произошло лишь 28 февраля после возобновления издания газеты в Степанакерте. До этого в течение недели газета выходила и печаталась в Баку[31].

    Азербайджанские власти отказались признать решение облсовета НКАО. Политбюро ЦК КПСС, собравшееся в воскресенье, 21 февраля, приняло постановление, в котором требование о включении Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР было представлено как принятое в результате действий «экстремистов» и «националистов» и противоречащее интересам Азербайджанской и Армянской ССР. Постановление ограничилось общими призывами к нормализации обстановки, выработке и осуществлению мер по дальнейшему социально-экономическому и культурному развитию автономной области[40]. Центральные органы власти и в дальнейшем, несмотря на обострение обстановки, будут руководствоваться этим постановлением, непрерывно заявляя, что «перекройки границ не будет».

    22 февраля в Степанакерт, Баку и Ереван для изучения положения на местах и встреч с членами партийных организаций были экстренно направлены группы работников центральных партийных и советских органов, которые в первые дни возглавляли секретари ЦК КПСС, кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС Г. П. Разумовский, П. Н. Демичев и В. И. Долгих[16][30][40].

    23 февраля пленум Нагорно-Карабахского обкома КПСС принял решение об освобождении от занимаемой должности «за недостатки в работе» Б. С. Кеворкова, работавшего первым секретарём обкома с 1974 года. Первым секретарём обкома был избран Г. А. Погосян, ранее работавший первым заместителем председателя облисполкома — председателем агропромышленного комплекса НКАО. В работе пленума приняли участие Г. П. Разумовский, П. Н. Демичев и первый секретарь ЦК КП Азербайджана К. М. Багиров[59].

    «Первая кровь»

    Как отмечает в своей книге Том де Ваал, с первого же дня после того, как армянское большинство облсовета НКАО приняло решение об отделении Нагорного Карабаха, «началось медленное сползание к вооружённому конфликту. Уже начали циркулировать и подогревать страсти в обеих этнических общинах первые слухи об актах насилия» на национальной почве[40].

    Внезапный взрыв митинговой активности и призывов к отделению от Азербайджана в преимущественно армянском Степанакерте привёл к ответной реакции азербайджанской общины, в первую очередь в соседнем Шушинском районе НКАО и азербайджанском городе Агдаме, расположенном у границ области. 22 февраля у армянского населённого пункта Аскеран на территории НКАО произошло столкновение с использованием огнестрельного оружия между многочисленной толпой азербайджанцев из города Агдам, направлявшейся в Степанакерт[2] для «наведения порядка», милицейско-войсковыми кордонами, выставленными на их пути, и местным населением. В результате столкновения погибли два азербайджанца, по крайней мере один из них — от руки милиционера-азербайджанца[2], пятьдесят местных жителей получили телесные повреждения[11][60][61][62]. Более массовое кровопролитие в тот день удалось предотвратить[2][30][63][64][65][66][67].

    В это же время в НКАО началась первая многодневная забастовка, продлившаяся до 2 марта. По данным Ч. А. Султанова, в течение 1988 года к забастовкам прибегали не раз. Самыми длительными периодами забастовочного движения стали 24 марта — 5 апреля, 23 мая — 24 июля, 12 сентября — 9 октября, 14 ноября — 7 декабря[55].

    22-23 февраля в Баку и других городах Азербайджанской ССР состоялись первые митинги в поддержку решения Политбюро ЦК КПСС о недопустимости пересмотра существующей национально-территориальной структуры[68]. Одним из наиболее активных участников этих массовых акций стал действительный член АН Азербайджанской ССР, историк-востоковед, Герой Советского Союза З. М. Буниятов[33].

    25 февраля состоялся телефонный разговор М. С. Горбачёва с Погосяном, в котором они обсудили ситуацию в области. Тем временем с призывом поддержать решение облсовета НКАО обратился к Горбачёву Патриарх и Католикос всех армян Вазген I, глава Армянской Апостольской Церкви[16]. В тот же день в Ереван были введены несколько тысяч военнослужащих внутренних войск, которые перекрыли движение по ряду улиц в центральной части города, а также блокировали площадь перед Оперным театром и прилегающий парк. На следующий день пленум ЦК КП Армении в своём постановлении указал, что «рассчитывает на изучение и рассмотрение проблем Нагорного Карабаха в комплексе с другими вопросами, которые станут предметом обсуждения на пленуме ЦК КПСС по проблемам национальной политики, и просит ЦК КПСС образовать в связи с этим соответствующую комиссию». В эти дни в город Капан Армянской ССР — один из районов компактного проживания азербайджанцев — прибыли уполномоченные представители штаба Закавказского военного округа, КГБ и МВД СССР, партийных органов для проверки сообщений о возможных межнациональных столкновениях. Сообщения не получили подтверждения, однако около 200 местных жителей-азербайджанцев внезапно в ночь с 26 на 27 февраля покинули Капан и отправились в Баку одним поездом, якобы поддавшись на уговоры родственников[50].

    Ещё 26 февраля Горбачёв принял в Кремле Зория Балаяна и Сильву Капутикян. На встрече присутствовал советник Горбачёва Георгий Шахназаров[40][72][73]. По словам Шахназарова, Горбачёв охарактеризовал то, что происходит вокруг Карабаха, как «удар нам в спину. С трудом приходится сдерживать азербайджанцев, а главное — создается опасный прецедент. В стране несколько десятков потенциальных очагов противостояния на этнической почве, и пример Карабаха может толкнуть на безрассудство тех, кто пока не рискует прибегать к насильственным средствам». Горбачёв отверг идею передачи Нагорного Карабаха Армении, но пообещал провести в регионе реформы в области культуры и экономики.

    Тем временем, как отмечает Сванте Корнелл, атмосфера в самом Нагорном Карабахе была отнюдь не мирной — наоборот, согласно настойчиво циркулировавшим здесь слухам, Москва была фактически готова пойти навстречу карабахским армянам, но для этого им надо ещё более решительно заявить о своих требованиях[16].

    Вечером 27 февраля в телевизионном интервью заместителя генерального прокурора СССР А. Ф. Катусева прозвучали слова о том, что в столкновении близ Аскерана, произошедшем 22 февраля, погибли два азербайджанца[прим 1]. Это сообщение, как утверждается, могло стать одной из причин, которые спровоцировали армянский погром в Сумгаите 27 — 29 февраля, ставший поворотным пунктом в развитии межнационального конфликта. По официальным данным Генпрокуратуры СССР, в ходе этих событий погибло 26 армян и 6 азербайджанцев[61]. Согласно армянским источникам, число жертв среди армян во много раз превосходило официальные данные[16][75]. Существуют свидетельства того, что разгулу насилия в Сумгаите способствовало сознательное бездействие [источник не указан 278 дней] местных правоохранительных органов и центрального государственного и партийного руководства СССР или неспособность своевременно вмешаться в развитие событий. Отмечается также, что отсутствие всестороннего и полного расследования причин и обстоятельств погромов, установления и наказания провокаторов и непосредственных участников преступлений, несомненно, привело в дальнейшем к эскалации конфликта[2].

    Сумгаитские события, по свидетельству С. М. Маркедонова, «радикально изменили умонастроения жителей Армении…, вызвали кризис доверия к центральной власти. В требованиях и лозунгах армянских объединений стали звучать критические по отношению к КПСС мотивы»[36]. Как отмечает А. Зверев, «неспособность центральных властей применить силу для защиты гражданских лиц имела серьезные последствия для дальнейшего развития этнических конфликтов на Кавказе и в Средней Азии: создав впечатление, что насилие себя оправдывает, она сформировала условия для повторения бесчинств. Стало ясно, что любое изгнание национального меньшинства с мест своего проживания под угрозой террора останется безнаказанным»[11].

    Аналогичные события произошли 28 февраля в Кировабаде (ныне Гянджа), где многочисленная толпа молодых людей, вооружённых металлическими прутьями и палками, направилась в армянские кварталы города, взламывая окна и двери и избивая прохожих-армян. Местное армянское население, воспользовавшись компактностью проживания, сумело организовать отпор, а вмешательство военнослужащих позволило приостановить погромы и избежать резни. Несколько человек получили ранения различной степени тяжести, но здесь обошлось без человеческих жертв, хотя и был нанесён значительный материальный ущерб — было разгромлено и разграблено несколько десятков армянских домов, сожжено несколько автомашин[76][77].

    29 февраля состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС, на котором был рассмотрен вопрос «О дополнительных мерах в связи с событиями в Азербайджанской и Армянской ССР»[78]. Высшим государственным и партийным руководством СССР было принято решение скрыть характер и масштабы сумгаитских событий. В сообщениях ТАСС они были представлены как нарушения общественного порядка, приведшие к человеческим жертвам. С самого начала было принято решение не проводить один общий судебный процесс; дело было разбито на 80 эпизодов и рассматривалось в судах различных городов. Из нескольких тысяч погромщиков к судебной ответственности привлекли 94 рядовых участников — преимущественно подростков и юношей. Во всех случаях мотивами преступлений, в которых их обвиняли, назывались «хулиганские побуждения». Такой подход исключил возможность выявления организаторов преступления. Прокуратура СССР отвергла наличие доказательств подготовки к резне. К судебной ответственности не были привлечены подстрекатели из числа выступавших на митингах. Не рассматривалась ответственность должностных лиц партийных и правоохранительных органов Сумгаита. В средствах массовой информации были упомянуты лишь два первых процесса, остальные же прошли незамеченными. Обращения в ЦК КПСС с призывами провести объективное расследование сумгаитской резни не получили ответа[45].

    Весна — осень 1988 года: обострение ситуации

    В этот период локальный социально-экономический, языковый и национально-культурный конфликт армянского населения НКАО с руководством автономной области и АзССР из-за ущемления законных прав этого населения постепенно распространился на всю Армению и Азербайджан и перерос в «национально-политический кризис, основанный на взаимоисключающих представлениях о национальной территории обоих народов и республиканской принадлежности Нагорного Карабаха»[3] и выразившийся в массовых проявлениях гражданского неповиновения и этнического насилия.

    В НКАО (особенно в Степанакерте) этот период характеризовался ежедневными многолюдными шествиями, митингами, забастовками коллективов предприятий, организаций, учебных заведений области с требованиями отделения от Азербайджана. Это движение получало значительную моральную, материальную и организационную поддержку из Армении.

    Постепенно не только беженцы из Армении, но и самые широкие слои азербайджанского общества начинают испытывать чувства дезориентированности, растерянности, озлобленности и подозрительности[79]. Азербайджанцы болезненно переживали тот факт, что центральные СМИ, как и подавляющая часть российских «демократов», сочувствуют не им, а армянам[80], они «ощущают себя окружёнными со всех сторон, блокированными вездесущими армянами, диктующими свою волю чуть ли всему миру»[80]. В качестве иллюстрации сочувствия к армянам со стороны российской либеральной интеллигенции исследователи приводят высказывания Старовойтовой, заявлявшей, что «армяне — маленький христианский народ, переживший, как и евреи, геноцид и мужественно бросивший вызов тёмным погромщикам-мусульманам»[79][80]. По выражению Фурмана, в это время «не только городские низы, но и всё измученное и издёрганное азербайджанское общество становится „пороховым погребом“, готовым взорваться в любой момент массовой истерикой»[81].

    1 марта в Степанакерте была создана общественно-политическая организация армян — общество «Крунк» («Журавль»)[прим 2], которое возглавил директор Степанакертского комбината стройматериалов Аркадий Манучаров[прим 3]. Заявленными целями общества «Крунк» являлись изучение истории региона, его связей с Арменией, восстановление памятников старины. На деле комитет «Крунк» (руководящий орган общества) взял на себя функции организатора массовых протестов[82]. «Идеологической секцией» комитета руководил Роберт Кочарян, секретарь парткома Степанакертской шелкопрядильной фабрики[69]. Как отмечает в своей книге Том де Ваал, «„Крунк“ был первой организацией в Советском Союзе эпохи Горбачёва, которая начала использовать стачки в качестве политического оружия»[69]. 24 марта постановлением Президиума Верховного Совета АзССР общество «Крунк» и возглавляющие его органы — комитет и совет — были распущены[59][83], но фактически продолжили свою деятельность. 8 мая в связи с запретом на деятельность комитета «Крунк» было решено воссоздать Совет директоров, который руководил национальным движением карабахских армян до конца 1991 года, когда были проведены выборы в Верховный Совет НКР.

    3 марта комитет «Карабах» выступил с обращением к ООН, парламентам и правительствам всех стран, Всемирному Совету церквей, Социнтерну, коммунистическим и рабочим партиям, Международному красному кресту, в котором обвинил «руководство Советского Азербайджана, ряд ответственных работников ЦК КПС
  3. 28 Сентября 2020 Пон 17:49:39
    odesit писал : Любимый прием всех империй сохранить свое господство и влияние на бунтующие территории - это создавать или контролировать уже имеющиеся конфликты между ними ! Недовольство!


    Все наоборот.
    Пока империи сильны конфликты на их территории слабы.
    А когда ослабляются империи тогда разгораются конфликты.
  4. 28 Сентября 2020 Пон 18:36:16
    odesit писал : История конфликта Нагорного Карабаха (из российской Википедии)


    это всё из-за границ ( ящитаю так )
    ну что это за фигня - архаика какая-то
    давно надо было расчертить границы по линейке - как в США,
    и все эти загогулины - ликвидировать!

    Вот полюбуйтесь - юта, вайоминг, колорадо..
    любо-дорого посмотреть - и никаких кровоточин

    Вот и задумаешься - либеральничали слишком уж в СССР,
    нянчились, обидеть боялись, нет чтоб разбомбить все эти горы
    по прямой, чтоб никаких "туда-сюда"

    вот американцы - те "высоко сидели - далеко смотрели"
  5. 28 Сентября 2020 Пон 18:52:50
    k9zxc писал :
    odesit писал ... : Любимый прием всех империй сохранить свое господство и влияние на бунтующие территории - это создавать или контролировать уже имеющиеся конфликты между ними ! Недовольство!


    Все наоборот.
    Пока империи сильны конфликты на их территории слабы.
    А когда ослабляются империи тогда разгораются конфликты.

    Как полагаешь, РФ сколько осталось существовать ? Смайлик :-)
  6. 28 Сентября 2020 Пон 18:55:35
    PULH_ANDR писала :
    odesit писал ... : История конфликта Нагорного Карабаха (из российской Википедии)


    это всё из-за границ ( ящитаю так )
    ну что это за фигня - архаика какая-то
    давно надо было расчертить границы по линейке - как в США,
    и все эти загогулины - ликвидировать!

    Вот полюбуйтесь - юта, вайоминг, колорадо..
    любо-дорого посмотреть - и никаких кровоточин

    Вот и задумаешься - либеральничали слишком уж в СССР,


    Это верно пока Империя сильна, а вот когда кирдык наступает - то и вылазят все преступления по отношению к коренным народам ! Недовольство!

    Вот про Индию с Пакистаном есть что сказать ? Ну и вот, стало быть
  7. 28 Сентября 2020 Пон 19:01:09
    заметил, что темы по содержанию и кликбейту у одисита и омлиса на 99% компилируются
    и во всех этих темах поддакивают друг другу.
    неспроста)
  8. 28 Сентября 2020 Пон 19:03:14
    odesit писал : Вот про Индию с Пакистаном есть что сказать ? Ну и вот, стало быть


    А что тут скажешь - не дотянулись руки советов до индии с пакистаном -
    вот и воюют за кашмир по сю пору,
    а если б в ссср вошли... когда там... в 20-х?
    глядишь, и были бы республики советов, и сейчас не из-за кашмира
    собачилсь, а алтай себе требовали Very Happy
  9. 28 Сентября 2020 Пон 19:25:18
    Странно, неужели российские СМИ про это молчат ? Хотя повод молчать есть ... Офигеть

    Армения и Азербайджан хотят мира, но готовятся к войне. Кто может победить и при чем здесь Россия



    Обострение на армяно-азербайджанской границе стало самым крупным инцидентом с 2016 года. Однако оно очень мало похоже на полномасштабную войну, которой опасаются в регионе.

    Вероятность начала такого конфликта и, тем более, его исход предсказать трудно даже без учета политической воли Еревана и Баку.

    С одной стороны, Армения и Азербайджан все последние годы активно закупали новые вооружения и теперь каждая из сторон больше готова к войне.

    ...

    Сила против силы

    ...

    Танки и самолеты

    ...

    Догнать Баку

    ...

    Баку: прощай, российское оружие?

    ...

    Война дронов

    ...

    Может ли начаться война?

    ...

    Подробно тут : [внешняя ссылка]
  10. 28 Сентября 2020 Пон 19:38:24
    odesit писал : Странно, неужели российские СМИ


    да надоели эти "братья". ушли - так ушли
    на свободу же! пусть теперь свободно друг-друга поубивают,
    а то им плохо жилось под русскими
    мирили их, подстраивались под них . и зачем?

    нет, это и есть эволюция социума - маленькие, но гордые птички сгорят

    а немаленькие и не такие гордые (рабы, да Very Happy) останутся и будут
    на освободившихся территориях ...
    устраивать сафари - ну совсем,как цивилизованные люди
  11. 28 Сентября 2020 Пон 19:40:23
    odesit писал : Как полагаешь, РФ сколько осталось существовать ? Смайлик :-)


    Недолго.
    А потом опять СССР возрождать придется.
  12. 28 Сентября 2020 Пон 19:50:17
    k9zxc писал :
    odesit писал ... : Как полагаешь, РФ сколько осталось существовать ? Смайлик :-)


    Недолго.
    А потом опять СССР возрождать придется.


    Ты из тех, кто до сих пор верит в коммунизм ? Мы краснеем!
  13. 28 Сентября 2020 Пон 19:54:27
    PULH_ANDR писала :
    odesit писал ... : Странно, неужели российские СМИ


    а немаленькие и не такие гордые (рабы, да Very Happy) останутся и будут
    на освободившихся территориях ...


    Сколько тебе лет ?
  14. 28 Сентября 2020 Пон 20:06:55
    odesit писал : Ты из тех, кто до сих пор верит в коммунизм ? Мы краснеем!


    Ты же веришь в бандеру.
  15. 28 Сентября 2020 Пон 20:39:22
    odesit писал :Сколько тебе лет ?


    недавно был юбилей - 7500 лет
    ну, как недавно - давно уже по нынешним меркам-то
    лет десять прошло, может быть Ну и вот, стало быть

    вот и считай Wink
На страницу: Назад  1, 2  Вперёд