Index · Правила · Поиск· Группы · Регистрация · Личные сообщения· Вход

Список разделов Музыка
 
 
 

Раздел: Музыка "По волне моей памяти" 

Создана: 06 Февраля 2019 Срд 11:49:26.
Раздел: "Музыка"
Сообщений в теме: 20, просмотров: 1294

На страницу: Назад  1, 2  Вперёд
  1. 06 Февраля 2019 Срд 11:49:26
    Жили люди. Ломали себе головы в поисках правды, истины, разгадок тайн человека и мироздания. Пытались прийти к гармонии вселенной, а заодно пели свою песню жизни. Древние греки, средневековые и почти современные поэты говорили о круговороте жизни, о дружбе и верности. Волошин, Бодлер, Шелли, Гёте нашли свои нужные слова-строки, напечатали их и поставили на тёмные, пыльные полки книжных шкафов. Но вдруг пришёл человек и вдохнул в них новую жизнь. Это был Давид Тухманов.


  2. 11 Февраля 2019 Пон 20:20:31
    ... Но, конечно, самая забойная песенка была «Во французской стороне» (Из вагантов). Это хитейший хит студентов и десятиклассников. Вот ещё слово «ваганты» было для нас незнакомое слово. Гугла тогда не было, но, слава Богу, была энциклопедия и другие исторические книги.


    Игорь Иванов. «Из вагантов» (Песня студентов)

    Давид Тухманов: «Это был самый простой номер, единственный на диске, приближавшийся к песне традиционной, с куплетом-припевом. Люди лучше всего воспринимают ту музыку, которую понимают».

    Запись делали не на "Мелодии", а на новой студии при каком-то медицинском центре на пересечении Рублевки и МКАД, видно, Давид Федорович страховался от лишних ушей. Писали голос уже на записанный "инструментал", а аппаратура там была попроще, чем на "Мелодии", так что если Тухманова с Сашко что-то не устраивало, приходилось перепевать целыми куплетами.

    Игорь Иванов, певец, исполнитель О «Песне студентов»:
    - Она была самой популярной на диске. Ее часто играли на танцах, пели все подряд, с ней случались всякие курьезы. Помню, на гастролях с "Поющими сердцами" в Боливии наши конферансье Лифшиц и Левенбук объявили "Во французской стороне" как песню беззаботного студента, а там тогда были студенческие беспорядки, студентов сажали в тюрьмы... Зал загудел, посол прибежал, схватившись за голову, но я ее все равно пел, а народ танцевал. "Во французской стороне" производила на всех ошеломляющее впечатление, ведь тогда во всем мире думали, что советские артисты знают только "Калинку" да хороводы водят, как ансамбль "Березка".
    В "Вагантах" была очень красивая кода (конец песни, концовка музыкального произведения, имеющее строение, отличное от основы), ее потрясающе играл на гитаре Борис Пивоваров, гитарист из ВИА "Верные друзья". Кода была длинная, с импровизациями, гораздо длиннее, чем на диске. Жаль, Тухманов не взял ее в окончательный вариант.

    Сергей Беликов, певец, исполнитель «Сентиментальной прогулки»:
    - Помню, мы сразу репетировали три номера - видно, так он определялся, кому какую песню поручить. В моем исполнении ему понравилась "Сентиментальная прогулка" на стихи Верлена - тонкая, поэтичная, воздушная.
    Эту воздушность Тухманов из меня и вытягивал на репетициях, требуя передать на одном дыхании все "струящиеся закаты", переходы с тихого звука на громкий. Он добивался, скажем, чтоб в строке "Вставал туман, как призрак самого отчаянья" слово "отчаянье" прозвучало и правда отчаянно, драматично... В "Араксе" такого не требовалось, и когда песня зазвучала, я понял, что Тухманов реально раздвинул мои исполнительские рамки.

    Я шел, печаль
    свою сопровождая.
    Над озером, средь ив плакучих тая, вставал туман
    Как призрак самого отчаянья…


    - "Сентиментальная прогулка" стала для меня из разряда тех, про которую говорят: "На следующий день он проснулся…" Конечно, встреча с Тухмановым как вокалисту дала мне очень многое. А еще — позволила немного освоить французский язык. В оригинальной версии целый фрагмент этого произведения звучит на французском, и, чтобы не хромало произношение, мне наняли репетитора. Старушка, божий одуванчик, примерно как в фильме “Окно в Париж” — судя по всему, дворянских кровей. Она жила в одном доме с Тухмановым, и к ней я ходил брать несколько уроков. Даже сейчас кое-что помню.
  3. 13 Февраля 2019 Срд 11:28:45
    ....Рок-сюита, как тогда стали называть ПВМП, кажется какой-то закольцованной. Как оказалось, вторая песня (Из Сафо) и предпоследняя (Смятение, А. Ахматовой) – это одна и та же мелодия. Да и первая с последней (Волошин с Мицкевичем) весьма перекликаются. Песни в альбоме вроде разные, а единый стержень-идея всё же присутствует.

    Альбомный хронометраж.
    00:00 Мехрдад Бади ("Арсенал") - Я мысленно вхожу в ваш кабинет (М.Волошин)
    05:04 Наталья Капустина ("Современник") - Из Сафо (VII век до н.э., пер.В.Вересаева)
    10:21 Игорь Иванов ("Лейся песня") - Из Вагантов (XI-XIII в., пер. Л.Гинзбурга)
    13:23 Александр Барыкин ("Верные друзья") - Приглашение к путешествию (Ш.Бодлер, пер. И.Озеровой)
    17:29 Мехрдад Бади ("Арсенал") - Доброй ночи (П.Б.Шэлли)
    21:18 Владислав Андрианов ("Лейся, песня") - По волне моей памяти (Н.Гильен, пер. И.Тыняновой) 25:00 Сергей Беликов ("Аракс") - Сентиментальная прогулка (П.Верлен, пер. А.Эфрон)
    29:02 Александр Лерман ("Добры Молодцы") - Сердце, мое сердце (И.Гете, пер. В.Левика)
    34:40 Людмила Барыкина ("Надежда") - Смятение (А.Ахматова)
    39:03 Вокальная группа ("Современник") - Посвящение в альбом (А.Мицкевич, пер. С.Кирсанова)

    Исполнители и участники альбома:
    Борис Пивоваров - гитара ("Верные друзья")
    Аркадий Фельдбарг - гитара-бас, скрипка ("Верные друзья")
    Владимир Плоткин - ударные ("Верные друзья")
    Давид Тухманов - фортепиано, орган, синтезатор, электропиано
    Медная группа ансамбля "Мелодия" под управлением Георгия Гараняна
    Струнная группа Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио и телевидения.
    Дирижер Константин Кримец
    Музыка Давида Тухманова
    Литературный материал подобран Татьяной Сашко
    Записано на студии "Мелодия" в 1975 году
    Звукорежиссер Николай Данилин
    Редактор Владимир Рыжиков
    Художник Александр Шварц
    Издания диска:
    Мелодия С60-07271-2 1976

    Список ушедших из жизни исполнителей композиций, поэтов и участников диска.

    В 1989 умер кубинец Николас Гильен, автор стихов «По волне моей памяти», ставших одноимённой песней.

    Борис Пивоваров умер в 1995 году. Он сыграл все гитарные партии в альбоме. В 1972 году Борис Пивоваров был назван ведущим одной из западных радиостанций «советским Клэптоном».
    Украинский гитарист Сергей Гурин, которому в год выхода альбома «По волне моей памяти» в 1976 году было 17 лет, спустя десятилетия писал об игре Бориса Пивоварова, что тот «ловко справлялся с интереснейшими партиями и лил каскады импровизаций в различных по стилю треках пластинки Д. Тухманова». В 1978 году Гурин побывал в Анапе на концерте вокально-инструментального ансамбля «Верные друзья», где Пивоваров исполнил две джаз-роковые композиции: «Это было захватывающе: его гитара была очень послушной в его руках, он представил удивительные композиции, вмещающие в себе и разнообразные гармонии, переменные ритмы, и интересные гитарные мелодические линии. Не стану врать — он меня поразил. Его игра, аура профессионала в области гитары как-то надолго оставила след в моей памяти»

    Наталья Капустина-Шнайдерман («Из Сафо») умерла в США в 2008 году.

    Владислав Андрианов (песня «По волне моей памяти») умер в 2009 году.

    В 2011 печальный список пополнился еще одним исполнителем - весной умер Александр Барыкин («Приглашение к путешествию»).

    Ушли из жизни и многие, кто участвовал в этой записи: Аркадий Фельдбарг (скрипка, бас), звукорежиссер Николай Данилин, редактор Владимир Рыжиков.
  4. 13 Февраля 2019 Срд 11:44:02
    Как то мимо меня прошла эта пластинка в своё время, просто не попалась ни в каком виде, ни на виниле, ни на плёнке. А брат отца, 1951го года рождения, мой музыкальный наставник, это, наверное, не слушал, зато слушал всё западное от Yes и Deep Purple до Alec R. Costandinosa и Cerrone. Потому, видимо, произведение Тухманова, услышанное в 90хх? показалось мне сильно вторичным и проходным, во всяком случае, как единый концептуальный альбом. Песенку студента я, естественно, слышал ранее. Но, всё же, в качестве ностальгии о прошедшем имеет место, но должно быть посеяно в пустую почву, дабы смогло укорениться навсегда, но это не мой вариант.
  5. 14 Февраля 2019 Чтв 11:52:58
    ...Электрогитара Бориса Пивоварова Gibson Les Paul 54 Custom

    Гитара Бориса Пивоварова завершала образ легендарного советского гитариста, о котором на протяжении десятилетий почти ничего не было известно. О «знаменитом Gibson’е» Пивоварова говорили, что гитара была «окутана особой таинственностью».
    Электрогитару Gibson Les Paul 54 Custom Борис Пивоваров купил в 1973 году, в самом начале своей работы в «Верных друзьях», за очень большие по тому времени 3500 рублей (среди коллекционеров и музыкантов эта гибсоновская гитара, будучи полностью чёрной, известна как Black Beauty — «чёрная красавица») и уже не расставался с ней до конца жизни. По ироничному воспоминанию звукооператора Эдварда Зайца, Пивоваров «играл на гитаре с утра и до утра, не выпуская её из рук».
    По свидетельству одного из присутствовавших на похоронах Бориса Пивоварова в 1995 году во Львове, вдова гитариста говорила, что не будет продавать гитару, а отдаст её какому-нибудь талантливому молодому гитаристу. Но в итоге пивоваровская гитара оказалась на хранении в студии SBI Records Игоря Бабенко в Москве (в здании бывшего кинотеатра «Ханой» на Литовском бульваре, 7), где висит на стене подобно одной из гитар Элвиса Пресли в аналогичной американской студии.


    Информация о песне "Посвящение в альбом" от бывшего участника вокальной группы оркестра "Современник", композитора Виктора Енченко:

    - У Тухманова мы писали впятером: Люда Иванова, Вера Капустина, Алла Гавричкина, Наталия Олеарник и я.
    Мы учили текст Мицкевича по транскрипции, и мужской голос там один – мой. Юра Лыков не писал с нами, хотя в вокальной группе, которой я руководил, он работал. Не писал, я уже не помню, по какой причине. Мой голос хорошо прослушивается на нижних нотах. А так – фактура плотная, из нескольких пластов, два пласта – многоголосие, и тема была спета не один раз в унисон.
    (Из письма от 24 мая 2015 г.)
  6. 15 Февраля 2019 Птн 15:30:56


    Из телефонного интервью с Давидом Тухмановым (в связи с выпуском компакт-диска "ПВМП"). 1997 год.

    И: - Удалось ли Вам сделать в этом альбоме все, что вы тогда
    хотели или планировали сделать?
    ДТ: - Сейчас очень трудно сказать, потому что когда
    напряженно над чем то работаешь, то иногда как бы теряешь
    критерии - поэтому даже не могу ответить на этот вопрос.
    Могу только сказать, что такой большой массовый успех этой вещи был достаточно неожидан.

    — Давид Федорович,скажите пожалуйста, была ли какая-
    нибудь особая предыстория у этой пластинки?
    — Надо сказать, что идея этого диска принадлежала
    Татьяне Сашко. И подбор всего литературного материала
    также был выполнен ею. Мы, естественно, много обсуждали
    эти стихи и возможность сочинения музыки — сегодняшней,
    современной музыки на стихи, написанные много-много лет
    и даже веков назад.
    В этом и заключалась главная идея этого диска и главный вопрос, на который хотелось ответить — возможно ли средствами современного музыкального, песенного, так сказать, языка передать содержание или эмоции, заложенные в стихах, написанных очень давно, на разных языках, в разные исторические эпохи, можно ли сделать из этого нечто адекватное сегодняшнему дню.
    — В музыкальном, стилистическом отношении Ваш диск был по
    тем временам необычайно новаторским. Вы опирались в процессе работы на какую-либо традицию, или это получилось как бы само собой?
    — Это было, конечно, не само собой. Я в ту пору, как и мои
    сверстники, интересовался новой музыкой, новыми
    музыкальными формами и, в частности, очень большое
    влияние «Beatles» оказали на этот альбом. Еще я должен
    сказать, что предыдущий мой альбом «Как прекрасен этот
    мир» тоже был написан под влиянием первых альбомов
    «Beatles». Мне хотелось соединить песни в нечто целое,
    в какую-то сюиту и следующий диск, «По волне моей памяти», был построен по тому же принципу. А «Как прекрасен этот мир» был первый советский альбом, написанный именно как нечто цельное.
    Мне трудно сказать, на какие конкретно музыкальные направления я еще в то время ориентировался, сейчас уже трудно вспомнить, но, во всяком случае, все что нас тогда окружало, все музыкальные формы, и наши, и западные, и рок-музыка — безусловно, какие-то черты всего этого пришли в эту работу.
    — А были ли какие-нибудь технические трудности?
    — По тем временам в техническом отношении это был
    какой-то шаг вперед, потому что мы впервые стали
    употреблять тогда многодорожечную технику (аналоговую).
    Теперь, конечно, по сравнению с современным уровнем, это выглядит достаточно допотопно — вся эта тогдашняя технология. Конечно, сейчас все это делать и легче, и проще.
    — Как проходила работа над диском?
    — Сочинялось это в течение 1974 года — полгода,
    примерно, потом были репетиции с музыкантами, в основном
    с ритм-группой, потому что тогда все это записывалось
    вживую, надо было все хорошо отрепетировать, чтобы это
    меньше заняло студийного времени. На запись, наверное,
    ушло месяца полтора, а со всем процессом микширования —
    может быть два месяца, примерно так.
    — Все композиции на этом диске исполняют разные вокалисты.
    Как Вы выбирали исполнителей?
    — Мы подбирали исполнителя по характеру той музыки,
    которая получилась, т.е. исполнители подбирались к музыке.
    И ориентации на кого-нибудь конкретно не было. Хотя чаще
    бывает, что пишется именно для какого-нибудь певца и для
    его характера исполнения. У нас же был обратный процесс —
    исполнителя подбирали в зависимости от того, что требовала
    музыка. И это заняло довольно много времени. Ясно было,
    что это должны были быть исполнители молодые и, так
    сказать, нетрадиционные. Мы как раз и не ориентировались
    на известных певцов, которые работали уже в определенной
    манере и в определенном стиле. Так что там оказалось
    собрание исполнителей, совершенно неизвестных к тому времени никому.
    — А в какой обстановке проходила запись?
    — В общем, в течение всей работы над этим проектом мы
    старались, чтобы как можно меньше народу об этом знало.
    Мы понимали, что то, что мы делаем не вписывается
    немножко в рамки существующих представлений и потому тут
    могли быть какие-то сложности с прохождением на
    худсовете.
    К тому же можно сказать так, что когда я эту работу делал, я ставил себя добровольно как бы в положение начинающего. Очень трудно было опереться в данном случае на какой-то наработанный к этому времени авторитет. Именно поэтому эта работа не афишировалась до тех пор, пока она не выйдет. Но внутренних противоречий у меня никаких не было, потому что вообще я всегда старался делать вещи непохожие одна на другую — и тогда, и в более ранний период. Может это был даже своего рода принцип в ту пору.
    — Скажите пожалуйста, Давид Федорович, а как проходил
    процесс приема диска всякими худсоветами, на «Мелодии»? Союз
    композиторов ведь тоже, наверное, как то во всем этом
    участвовал? Т.е. по тем временам это была, наверное, долгая и
    неприятная процедура и с неизвестным результатом?
    — По всем признакам это должно было не пройти. Это некоторое чудо, что мы прошло все эти худсоветы - не потому, что музыка была плохая или какая-то там не такая — просто в то время она была очень непривычна для людей, заседавших на этих худсоветах — как правило, люди были уже преклонного возраста и так далее. И никаких особых доработок не потребовали. Видимо это прошло на каких-то профессиональных рельсах.
    — Прошло 22 года с момента выхода альбома. Что Вы сейчас
    о нем думаете?
    — О самой музыке, о самом сочинении - я думаю так, что
    я бы там не изменил сейчас ничего — так бы все и оставил,
    как есть. Только с большим удовольствием я бы услышал это
    в более хорошей записи, может даже и с другими, новыми,
    исполнителями. И некоторые аранжировки я бы, может быть,
    переделал, используя наработанный за эти 20 лет опыт.
    А в собственно сочинении я бы не стал менять ничего.
    — Удалось ли Вам сделать в этом альбоме все, что вы тогда
    хотели или планировали сделать?
    — Сейчас очень трудно сказать, потому что когда
    напряженно над чем то работаешь, то иногда как бы теряешь
    критерии — поэтому даже не могу ответить на этот вопрос.
    Могу только сказать, что такой большой массовый успех этой вещи был достаточно неожидан.
    Здесь не было расчета на такую широкую публику - были использованы такие стихи, такая поэзия, которая не так уж широко была известна людям, которые в основном слушают рок-музыку, эстрадные песни и т.д., поэтому я до сих пор не очень понимаю, почему был такой быстрый, внезапный и массовый успех. Я иногда сам пытаюсь ответить на этот вопрос и думаю, что в то время был некоторый вакуум, вообще недостаток во всем новом, и в том числе и в музыке, поэтому молодежная аудитория горячо откликнулась — к тому же это был первый советский альбом, построенный по принципу рок-сюиты.
    Москва - Кёльн, 19 марта 1997 г. Интервью подготовил А.Иванов
На страницу: Назад  1, 2  Вперёд