Index · Правила · Поиск· Группы · Регистрация · Личные сообщения· Вход

Список разделов Политика
 
 
 

Раздел: Политика Сага о Мирном Атоме для домохозяек, продавцов и таксистов. 

Создана: 30 Мая 2020 Суб 12:46:55.
Раздел: "Политика"
Сообщений в теме: 4, просмотров: 929

  1. 30 Мая 2020 Суб 12:46:55
    Это - «Сага о Росатоме для домашних хозяек, продавцов, грузчиков, токарей, пекарей и даже для филологов».

    Формул - не будет, специальных терминов -почти не будет…
    Мне кажется более интересным показать, как атомные технологии влияют на энергетику, на гонку вооружений, на геополитику, на бизнес, на экономику, на систему образования и многое другое, что напрямую касается людей, которые с атомным проектом в своей жизни не соприкасаются.

    Точнее - они думают, что не соприкасаются...

    "Рыбе трудно объяснить, что такое балык"

    Пара слов о плутонии, великих США и стране-бензоколонке

    Хочу сразу оговорить несколько моментов. Эта заметка об одной из составляющих атомного проекта будет первой в задуманной «Саге о Росатоме» — по мере сил и наличия свободного времени я постараюсь-попытаюсь поведать и о других. Скажу сразу: пишу не для специалистов, которые, без сомнения, без труда увидят попытки упрощения, недоговоренностей, неполное раскрытие технических деталей — они есть, их не мало. Но пишется это не для спецов, не для знатоков.

    Это — «Сага о Росатоме для домашних хозяек, продавцов, грузчиков, токарей, пекарей и даже для филологов». Формул — не будет, специальных терминов — почти не будет… Мне кажется более интересным показать, как атомные технологии влияют на энергетику, на гонку вооружений, на геополитику, на бизнес, на экономику, на систему образования и многое другое, что напрямую касается людей, которые с атомным проектом в своей жизни не соприкасаются. Точнее — они думают, что не соприкасаются.

    Атом интересен, атом занимателен, атом увлекателен… Про него не часто пишут большие СМИ, информацию об атомном проекте надо выискивать, «коллекционируя» разбросанное в самых разных местах, чтобы увидеть картинку целиком и понять, почему и как она сложилась так, а не иначе. Я вот попробовал — гляньте, что из этого получилось. На мой взгляд — это некий технологический триллер/боевик/детектив, разворачивающийся в режиме онлайн у нас на глазах. А фабулу его пишут ученые и конструкторы, инженеры и «простые» работники урановых месторождений, но не в одиночку, а вместе с военными и политиками, государственными деятелями и откровенными аферистами. Большой, сложный мир со своими законами и закономерностями. Впрочем, хватит. Поехали.

    На той неделе и в начале этой СМИ и даже сам Владимир Владимирович Путин заговорили о нарушении американцами условий соглашения СОУП — Соглашения Об Утилизации Плутония, подписанного США и РФ в 2000 году. Но сообщения эти были настолько краткими, сжатыми, что понять из них, о чем именно идет речь, далеко не просто. Сделаю скромную попытку растолковать, что там к чему.

    Начнем с “детского” вопроса: кто такой этот плутоний? Элемент с порядковым номером 94 в таблице Менделеева, то есть — трансурановый (более тяжелый, чем уран, у которого порядковый номер — 92). В природе плутония настолько минимальное количество, что никакого обогащение никаких руд результата не даст. А зачем этот плутоний вообще нужен? Дело в том, что один из его изотопов — плутоний-239, делится быстрее, чем уран, энергии дает больше. Ну, или по простому — взрывается он мощнее, чем уран, а воякам что — чем круче “ба-бах”, тем лучше…

    Первые порции плутония создавали на ускорителях — дорогое удовольствие, но, как показал эксперимент над Нагасаки, оно того стоило. Да и первый в истории атомный взрыв — 16.07.1945 близ городка Аламогордо, что в Нью-Мексико, был взрывом именно плутониевой бомбы. Да, я, безусловно, прошу прощения у всех, кого дальнейший текст покоробит: слово “совесть” в этой заметке отсутствует напрочь. Через месяц эксперименты были успешно продолжены. Над Хиросимой рванул урановый “Малыш”, над Нагасаки — плутониевый “Толстяк”.

    Сравнение результатов было явно в пользу плутония. Дело в том, что при атомном взрыве заряд разлетается со скоростью порядка 1000 км/с, потому заряд не весь успевает сдетонировать. ПИчалька. В “Малыше” взорвалось всего 1,4% урана-235, а вот в “Тостяке” успешно сработали 20% плутония-238. Результат получился просто замечательный: 70 тысяч трупов сразу, 100 тысяч инвалидов. Прелестно, не так ли?..

    Военным понравилось — физики взяли под козырек. Были разработаны и созданы специальные “плутониевые” реакторы: уран в них горел так, чтобы на выходе получилось максимальное количество плутония. К началу 90-х, когда это оружейное безумие остановили, США успели накопить 103 тонны плутония, СССР — 170 тонн. Уразуметь, что это количество для планеты Земля и для людей, несколько цифр. На двоих — 273 тонны. Плутония-239 в “Толстяке” было … 6,4 кг. КИЛОГРАММА. На двоих — 18 750 “малышей” по 120-130 тысяч смертей в каждой.

    Это — не учитывая того, что бомбы более поздних поколений были намного эффективнее. Даже в технологиях 1945 года на складах лежало 2,5 миллиарда смертей. Это — не считая оружейного урана-235. “Многовато” — подумали большие политики, и результатом этой мысли и стало СОУП 2000-го года. По 34 тонны с носа — на треть. И — остановка специализированных “плутониевых” реакторов.

    Ну, а что делать с этими тоннами? Период полураспада у плутония-239 — 24 тысячи лет. Закопал в землю тонну, 24 тысячи лет подождал — осталось полтонны. Нормально? Вряд ли. За 24 000 лет в любой момент выкопай — и клепай “малышей”. Никакие химические реакции не помогут — поливай ты его кислотой или не поливай. Замешать в тонны мусора? Человек так устроен: что сам поломал, то и починит. Потому и договорились именно сжечь — сжечь в атомных реакторах.

    Надеюсь, что пока было понятно? Теперь придется понять, что горит в атомных реакторах и что нужно, чтобы спалить там и плутоний-239. Основной тип атомных реакторов — так называемый “водный”. Вот бочка с урановыми стержнями, вот в ней атомный “пожар” с температурой от 400 до 630 градусов. Толку с того, кроме как погреться — никакого. Тепло надо “забрать” и как-то по умному использовать. Вокруг бочки запускают, грубо говоря, “змеевик” с водой, ее и прокачивают насосами.

    Пришла холодная, “мотнулась” вокруг бочки, ушла горячая. Чтобы не испарилась — воду гоняют под серьезным давлением. Что будет, если в бочку вместо урана напихать того самого плутония-239? Да ничего хорошего: температура горения будет настолько высока, что водой ее “снять” уже просто невозможно — разорвет трубки и все тут. Где выход?

    Правильно догадались: выход — в тех самых реакторах на быстрых нейтронах. “Быстрый” — это и есть “более горячий”, поскольку в атомной физике температура и энергия — одно и то же. Чем быстрее мечется атом — тем выше у него температура, грубо говоря. Аббревиатура “БН” — не только “быстрые нейтроны”, но и “быстрый, натриевый”. В “змеевике” в нем крутится не вода, а жидкий натрий. Натрий плавится при 97 градусах, кипит — при 880 градусах. Логично, что он может утащить на себе бОльшую температуру, да и давление в “змеевике” такое большое, как в случае с водой, не потребуется.

    Но всплывает другая беда: при соединении с кислородом в воздухе жидкий натрий горит со страшной силой: любая утечка и полный трындец. Но великая страна Америка такой реактор делать умеет, едрен-батон! Экспериментальный. Маленький. Еще Франция умеет. Маленький. Экспериментальный. Американский — сгорел. Французский — сгорел. Японцы попробовали, но в 2010 у них сорвалась труба с топливом и тупо утонула в натрии, а там еще и Фукусима стряслась — свернули и забыли, и забили.

    А что там (то есть тут) ватники в валенках? Ужос с ними, ужос-ужос. В СССР ведь иностранные газеты было не достать, не почитать — вот ватники и не знали ни черта. Работали и работали. На экспериментальном натриевом технологии отработали. В 1980 в Белоярске промышленный построили — БН-600. Ни аварий, ни пожаров… Вот только что БН-800 в сеть воткнули — работает и работает. Дикари. Бензоколонка. Нигде в мире нет — а тут работает. Ужос.

    Возвращаемся к плутонию. Делать топливный стержень целиком из плутония-239 — не вариант, рвануть может. Было разработано так называемое МОКС-топливо: смесь урана и плутония. МОКС топливо даже на “водных” реакторах жечь можно. Ну, если МАГАТЭ разрешит, даст отдельную лицензию. Тогда можно половину стержней обычных ставить, а половину — с МОКС-топливом. В Европе 40 реакторов такие лицензии уже получили — в Бельгии, во Франции с Германией. А в Штатах? А в Штатах — нуль. Не получаецца. А в России? А ватникам лицензия ваще не нужна! У ватников — БН-600, теперь еще и БН-800, которые только под МОКС-топливо и рассчитаны. Дикари…

    Производство МОКС-топлива, повторюсь, разработано.

    Разработано — теоретически. А практически надо бы завод построить, не так ли? Штаты и начали его у себя строить, в 2008 году приступили. Россия, само собой, мирно дремала — куды ей, лапотной!
    В 2012 очнулась — тоже начала, в Железногорске. Американцы работали серьезно — работа большая, денег не жалко.
    К 2015 году 7,7 млрд потратили — серьезные парни. А лапотники? Ну, откуда у них столько денюх? Наскребли кое-как 240 миллионов — и все, больше им папа Вова не дал. Ну, что делать, блин. Построили на что, что дадено было. Наверняка еще и украли, чтобы шубохранилище пополнить. Открыли завод — 28 сентября 2015 года.

    Завод, само собой, из битых кирпичей, доски торчат во все стороны. МАГАТЭшникам взятку сунули — те и дали “добро”. А американцы? А американцы сказали Обаме, что им на запустить завод … денег надо. Еще. Чутка. 17.3 млрд. Семнадцать миллиардов 300 миллионов. Вместе — 25 млрд. На бензоколонке — 240 миллионов и УЖЕ работает. А американцам вот еще бы 17.3 млрд и тогда!.. Тогда завод — будет. Через пять лет. Честное слово. Обязательно.

    Вот не в курсе — знает ли Обама русский матерный. Наверно, он ему нужен был, когда он этих “заводчан” услышал. Послушал-послушал — да и послал. В пеший эротический тур. Вместо денег — э-э-э… — не скажу что по всей роже.

    Вот такие вот дела. Единственные в мире быстрые реакторы — в России. Единственный в мире завод МОКС-топлива — в России. А в Америке — сделали айфон. Россия из плутония способна сделать 1 700 закладок МОКС-топлива, сжечь у себя, продать вон европейцам. А Америка? А Америка сделала айфон. А вот куда деть плутоний — это она не знает, у ней денюх столько нету. Она айфоны делает, отстаньте уже!..

    Лицо Путина видели, когда он про отказ США жечь плутоний рассказывал?

    Серьезное лицо, ни тени ухмылки. Я б не смог. Я б ржал во весь голос).

    Продолжение следует...
  2. 30 Мая 2020 Суб 14:15:31
    Великая урановая сделка или мегатонны в мегаватты. О едрён-батонах, "хвостах" и... технологиях.



    24 октября 1991 — в «Нью-Йорк Таймс» вышла статья ученого-атомщика Томаса Неффа «Великая урановая сделка», в которой впервые была озвучена идея превратить советский оружейный уран в уран топливный, привезти его в США, где и сжечь в «топках» АЭС.

    В 1985 правительство США прекратило финансирование программы «Американская Центрифуга» (далее — АЦ) на стадии бодания покорителей айфонов с 12-метровой дурой, которую американцы назвали SET III. Можно хихикать над всякими символистами, но таки Сет — бог смерти в Древнем Египте… С чем остались США по окончании этого проекта?

    104 реактора АЭС по стране — раз. Два — немалый запас ядерных боеголовок, в котором без урана-235 тоже никак. Но уран-235, обогащенный до 90% + — не вечен. Распадается уран-235, он ведь радиоактивный. Падает его концентрация, что очевидно. Менее очевидно то, что при распаде появляются еще всякие безобразные химические элементы, которые ухудшают качество боеголовки. Вывод — оружейный уран надо производить постоянно, конструировать боеголовки постоянно, чтобы «свежими» заменять выходящие потихоньку из строя.

    Стало быть, в том самом 1985 Штатам надо было обогащать уран и для мирных АЭС, и для немирного Пентагона. А после айфона с АЦ у США остался ровно 1 (один) завод по обогащению — «сеточка» в городке Падука. Жрущий бешеное количество энергии, требующий невероятных усилий для вывода тепла (были там и утечки фреона, и всякие прочие мелкие аварии). Один завод на 104 реактора и на боеголовки.

    Давайте чисто логически порассуждаем. Остановить АЭС нельзя от слова «никак» — кондиционеры в Америке обязаны жужжать, телевизоры — работать, айфоны — заряжаться. Завод в Падуке имел производительность в 8.5 млн ЕРР/год, потребности только АЭС в том 1985 году были от 11 до 12 млн ЕРР. То есть только для мирного атома обогащенный уран-235 надо было покупать на стороне. А тут еще и боеголовки! Но боеголовки, в отличие от топливного урана, Штаты не расходовали — ну, не случилось как-то ядерной войны. Логика подсказывает: чтобы окончательно не попасть в зависимость от импорта топливного урана, для начала надо было остановить производство урана оружейного. Так? Так.

    Тем более, что к 1985 году ядерных боеголовок Штаты накопили 32 000 штук. Для планеты Земля — «замного», честно говоря. В это время в далеком Мордоре к власти пришел будущий лучший немец — Михаил Горбачев. Помните такого? И что мы услышали из телевизора? Даешь международную разрядку, даешь уменьшение количества ядрен-батонов!!! Миролюбие США? Щаззз!

    8.5 млн ЕРР — возможность, 11-12 млн ЕРР — потребность. Ничего личного, только бизнес. Но рассказывать об этом было вовсе не обязательно — намного звончее можно было крики кричать про миролюбие и приступы пацифизма. Начались переговоры СССР-США по подготовке договора СНВ — о Сокращении Наступательных Вооружений. Красиво, правда? Запихнуть свои технологические проблемы куда-то в тайничок и рассказывать, как ты возлюбил всю планету и человечество в придачу — это мастерский трюк!

    Ну, а почему реакция СССР была «одобрям-с»?

    1) Лучший немец.

    2) 4 обогатительных завода с производительностью в 20+ млн ЕРР с потребностью для АЭС в СССР и в СЭВ около 9 млн.

    Понятно?

    Как сократим количество ядрен-батонов, так и восстановим их количество, если что-то пойдет не так. Напомню: в 1987 году наш «Техснабэкспорт» начал поставки топливного урана в США. Кто там какие рассказы рассказывает про «технологическую отсталость социалистической экономики на фоне невероятно передовой капиталистической»? Ась?…

    Имелась и третья причина, по которой СССР пошел на эти самые СНВ. В 1985 году у СССР было 44 000 ядрен-батона при 24 000 его носителей. 20 000 едрен-батонов — то ли запасных, то ли лишних. Запомните эту цифру, пожалуйста. 1 условный ядерный боезаряд — это 25 кг оружейного урана. 20 000 ядерных боеголовок = 500 тонн, проверьте на калькуляторе.

    Дальше я немножко речитативом, обратите внимание на даты. 30 июля 1991 — подписание СНВ-1. По нему США сокращали количество ядерных боезарядов до 8 500, СССР — до 6 500. Прочие пункты этого договора, по которым сокращали количество носителей, то бишь ракет — не тема «Иглы» однозначно. 24 октября 1991 — в «Нью-Йорк Таймс» вышла статья ученого-атомщика Томаса Неффа «Великая урановая сделка», в которой впервые была озвучена идея превратить советский оружейный уран в уран топливный, привезти его в США, где и сжечь в «топках» АЭС.

    Про дату 22 декабря 1991 тоже помним — умер СССР, наследником стала Российская Федерация. Еще один вопрос на логику: что будут делать 4 «Иглы» в СССР, если им не надо отвлекаться на оружейный уран, с ценами урана топливного? При условии, что европейская «Игла» дает себестоимость топливного урана выше, чем советская, в 2,5 раза, а себестоимость американская на «сетке» выше в 12 раз?

    Правильно — валить рынок, чтобы получить монополию. Но американцы про «рыночную конкурентную борьбу» знают много, и летом 1992 года они вводят экспортную пошлину на топливный уран из России — 116%. Рыночно. Конкурентно. Мало того: всего через месяц США… приостанавливают введение пошлины для российского НОУ (низкообогащенного урана), произведенного из ВОУ. Взял природную руду, обогатил — получи пошлину. Взял боеголовку, разубожил уран до топливного — welcome.

    Кнут и пряник made in USA понятен, теперь припомним, что творилось в России в 1992 году. Вспомнили? Правильно — денег не было ни у кого, ни о каком повышении тарифов электроэнергии Росатому с его АЭС и мечтать не приходилось. Мало того: основные месторождения урана в том самом году стали зарубежными — казахские, узбекские, украинские. Все, что имелось на территории самой России — Приаргунское месторождение, на котором добывалось 2 500 тонн руды при годовой потребности для собственных российских нужд 7 500. И что было делать в такой замечательной обстановке?

    Центрифуги тормозить, заводы консервировать или приватизировать?.. Я не самый ревностный христианин, но, вспоминая. что Минатом (предшественник нынешнего Росатома) избежал оба эти варианта — нет-нет, да и перекрещусь. Пришедший на пост премьера Виктор Черномырдин дал отмашку началу переговоров комиссии Гор — Черномырдин по предложенной Неффом схеме: превращение высокообогащенного урана в уран низкообогащенный и поставка последнего в США. Да, давайте-ка введем понятный атомщикам термин: вот это вот превращение ВОУ в НОУ они называют «разубоживанием». Ни слова ни про какой там спирт, самогонку, брагу!

    14 февраля 1993 года было подписано межправительственное Соглашение «Об использовании ВОУ, извлеченного из ядерного оружия«. В Соглашении появилась общая цифра — 500 тонн ВОУ. Именно столько, сколько и было «лишне/запасного». Не знаю, каких усилий стоило Черномырдину не дать увеличить этот объем, но он это сделал. Основная идея, которую вколотили в Соглашение американцы: бюджет их государства не будет причастен к оплате ни на один цент. НОУ, полученный из России, поступал на рынок — АЭС в США являются частной собственностью. Взяли у России НОУ, привезли, продали частным АЭС — рассчитались.

    Чтобы превратить Соглашение в Контракт, все дальнейшие переговоры обе стороны передали в руки профессионалов: «Техснабэкспорт» со стороны России и USEC — с американской. В 1993 году US Enrichment Company — Американская Обогатительная Компания — была структурной единицей Министерства Энергетики США. Чтобы не выписывать каждый раз такие длинные словосочетания, буду пользоваться аббревиатурой: ТСЭ, USEC и DOE (Министерство энергетики США).

    ТСЭ и USEC вели переговоры почти год — Контракт ВОУ-НОУ был подписан только 14 января 1994 года. Когда вам кто-то предлагает смотреть на ВОУ-НОУ как на разовое соглашение а-ля «стукнули печатями и понеслась» — отвешивайте подзатыльник такому рассказчику. Если мне вздумается вколотить в заметку весь текст Контракта, то придется размещать и его «неотъемлемые части» — 20 (двадцать — прописью) изменений к нему…

    Изначально все было вроде просто: ТСЭ поставляет, USEC у себя продает и оплачивает в адрес ТСЭ, причем оплачивает отдельно природную компоненту НОУ («изначальную» урановую руду), отдельно — работу по разубоживанию… Но ТСЭ не зря столько лет работал на внешних рынках — в Контракте сразу было предусмотрено изменение цены в зависимости от происходящего на рынке. Мелочь? Конечно! В 1994 сумма Контракта была 10 миллиардов долларов, а, когда в 2014 подвели итог фактической оплаты — выяснилось, что Россия получила 17 миллиардов.

    Чтобы был понятен мой щенячий восторг от того, что Минатом избежал приватизации своих структурных единиц: из этих 17 миллиардов 13 стали налоговыми отчислениями. В 90-е годы — налоги, причем в валюте…

    Да, чтобы закончить с политической частью ВОУ-НОУ, остановлюсь еще на одном моменте. Момент этот называется «Украина». Нет, я не ошибся, именно «Украина». Держим в уме 2014 год и читаем о событиях 1994 года, хорошо? В тот же день, когда был подписан Контракт ВОУ-НОУ, 14 января 1994 года, состоялось подписание и еще одного документа: трехстороннего заявления президентов США, России и Украины, которым были урегулированы остававшиеся спорные вопросы относительно обретения Украиной безъядерного статуса.

    Украина хотела получить компенсацию за передаваемые России 1 900 (тысяча девятьсот) стратегических боеголовок. Хотела — 2 миллиарда долларов. В 1994. У ельцинской РФ таких денег в бюджете не было от слова «совсем». А вот благодаря Контракту — появились, но не деньги: компенсацию Украина получила топливом для своих АЭС. В мае 1994 года было подписано российско-украинское межправительственное соглашение, предусматривающее поставку Украине 1 800 тепловыделяющих сборок (ТВС) на сумму в 160 млн долларов в качестве компенсации за те самые 1 900 боеголовок.

    И обмен — состоялся, к 1996 году Россия осталась единственным постсоветским государством, имеющим ядерный арсенал оружия. Да, цифра в 160 млн тоже достаточно лукава: 1 800 ТВС хватило на то, чтобы все АЭС Украины бесперебойно работали 3 года. После этого Украина получала ТВС уже по коммерческим ценам — на сумму порядка 650 миллионов долларов в год. Вот 650 млн х 3 и есть реальная сумма компенсации, полученная Украиной за ее безъядерный статус, практически те самые 2 млрд.

    Вот теперь я и спрошу: есть еще те, кто недоволен тем, что Россия пошла на ВОУ-НОУ? Полноценная работа всех наших центрифуг, сохранение самого ценного в атомном проекте — Людей, налоги для бюджета и безъядерная Украина — одна чаша весов. Что хотите предлагайте на вторую чашу — не перевесит. Ну, на мой, конечно, взгляд.

    Поскольку букафф снова много, про ВОУ-НОУ придется написать еще одну, более «технологичную» часть. Как из металлического оружейного урана получали уран топливный, что такое «хвосты», как «внутри» контракта ВОУ-НОУ очутились три европейские компании и за что нам надо ценить Билла Клинтона — отдельная история…

    Дабы уразуметь подробности всего, что было связано с ВОУ-НОУ, придется рассказать несколько сугубо технических деталей. Не-не, все нормально, формул не будет.

    Вот есть технический термин — «разубоживание», сиречь снижение концентрации нужного нам элемента. Что он значит в случае ВОУ, высокообогащенного урана? ВОУ в ядерной боеголовке — это металл. Как, простите, в него запихать уран-238, чтобы концентрация урана-235 упала с 90% до 5%? Согласитесь — не самая тривиальная задача, а потому возникает вопрос: а какого ангела Россия с такой легкостью пошла на подписание сначала Соглашения, а потом и Контракта ВОУ-НОУ.

    Ответ, как в Мордоре принято, прост: «но у нас с собой было». При ужасТном социализме, когда мы рождались по приказу партии и правительства, а думали только хором и только по распоряжениям ЦК, странные люди в атомных городах придумали технологию «про запас» — такие вот «атомные игры разума». В постсоветское время эти игры достаточно быстро превратились в патенты, хотя имена изобретателей, по привычке,в открытом доступе так и не появились.

    Изначально схема разубоживания выглядела следующим образом. Добрые люди на заводе «Маяк» и на Северном химкомбинате (СХК) принимали в свои руки ядрен-батоны и в буквальном смысле слова … строгали их, чтобы получить металлическую стружку. Уж не знаю, как выглядел этот «рубанок», но нужный результат — был. Эту стружку на трех из наших четырех центрифужных заводах (СХК, Уральском электролизном химкомбинате и на Электрохимическом заводе) конверсировали — то есть соединяли с фтором.

    В центрифуги поступал не только «обструганный» оружейный уран, но еще и так называемый разбавитель, который изготавливался на Ангарском электролизном химкомбинате. Центрифуги жужжали, грубо говоря, «в обратную сторону», полученный на выходе топливный уран уезжал в Питер, на «СПб Изотоп», где его грузили на кораблики и отправляли в Штаты.

    Но, если вы думаете, что на этом с технической частью закончено — это вы торопитесь. Что такое этот самый «разбавитель»? Отматываем назад: вспоминаем, как обогащают уран. В первую по счету центрифугу каскада поступает 99.3% урана-238 и 0,7% нужного нам урана-235. Часть урана-238 осталась «на месте», и во вторую по счету центрифугу поступает уже — грубо — 99,2% урана-238 и 0,8% урана-235 — и так далее. С каждым разом урана-235 все больше, пока не наберем нужную концентрацию. Теперь вопрос — а куда девается уран, который остался в самой первой центрифуге, который был обеднен?

    Куда девается уран, который остался в центрифуге № 2, который был обеднен? В мусорник не скинешь ведь — он же радиоактивен. Проблема? Да, и еще какая! Этот обедненный уран, содержит всего 0,2-0,3% урана-235. Эдакий вот «хвост» от обогащения. Атомщики не мудрили — «хвост» стал общераспространенным техническим термином. И накоплено этих “хвостов” возле каждого обогатительного завода — море разливанное, по миру счет идет на сотни тысяч тонн.

    Если верить «Гринпису», то на 1996 год количество «хвостов» по некоторым странам был такой: Франция — 190 тыс тонн, Россия — 500 тысяч тонн. США — 740 тысяч тонн. Ну, и что с таким богатством делать, спрашивается? США, если припомнить, любил баловаться бомбами и снарядами с этим самым обедненным ураном, потому года до 2005 считали «хвосты» вполне себе ценным сырьем. Европейцы придумали, как в «хвостах» заменить фтор на кислород — в таком виде их удобнее хранить.

    С 2005 США повторяют маневр — фторид урана превращают в оксид и хранят. А для чего хранят — они и сами не понимают… Что такое «хвост», если на пальцах? Да практически 100%-ный уран-238! Ну, никому ведь не нужен. Казалось бы.Но есть ведь еще и страшенный Мордор — ватно-глупый и отсталый. Поскольку технических деталей и так много уже, подробнее расскажу при удобном случае, а сейчас коротко: нам оно надо, и только нам.

    Потому, что только в стране-бензоколонке работает вот уже второй реактор на быстрых нейтронах. А в этом реакторе уран-238 — горит, дает тепло и электричество. Потому наши «хвосты» мы никому не отдаем, никуда не закапываем, не уничтожаем.

    Лежали себе наши «хвосты» и лежали — до подписания ВОУ-НОУ. А вот тут — потребовались. Зачем? Из-за американского стандарта на реакторное топливо — ASTM C996-96. В этом стандарте есть жесткие требования по содержанию изотопов урана, которых в руде микроскопическое количество (тысячные доли процента): уран-232, уран-234 и уран-236.

    Они реально вредные, тут американцы не врут ни разу. Уран-232 радиоактивен до безобразия, как и продукты его распада, а это портит топливные таблетки. Уран-234 излучает альфа-частицы — персонала не напасешься, простите. Уран-236 хватает на себя нейтроны, образующиеся при делении урана-235 и глушит цепную реакцию. Откуда берется такое «счастье»? Да из высокообогащенного урана! Все перечисленные изотопы легче основного урана-238 — заметили?

    Значит, пока центрифуги обогащают уран-235 до 90%, заодно растет и концентрация этой троицы 232/234/236. В едрен-батоне троица никого не волнует — радиоактивности там и так выше головы, а при ядерном взрыве никакие попытки замедлить цепную реакцию сработать просто не успевают. Но, если в «хвостах» падает концентрация урана-235, то и концентрация 232/234/236 в них тоже меньше, чем в природном уране. Вывод только один — разубоживать ВОУ можно только «хвостами». Подписали Контракт, значит «хвосты» — к бою!

    Есть у меня подозрение, что все вы знаете о том, что самый страшный зверь на планете — жаба: она столько народу душит… Душила она и наших атомщиков — вот так взять и изничтожить наши «хвосты» рука не поднималась. Их ведь много надо было: из 1 тонны ВОУ топливного урана получается аж 30 тонн. Разубоживать предстояло 500 тонн ВОУ, стало быть, надо было нашинковать 14 500 тонн «хвостов» — и это по минимуму.

    Почему «по минимуму»? Наши атомщики, которые играли разумом насчет превращения ВОУ в НОУ, экспериментально выяснили — на разубоживание нужна концентрация урана-235 в 1,5%. А в наших «хвостах» его всего 0,3%. Стало быть, «хвост» надо сначала обогатить вот до этих 1,5%, а только потом бодяжить его с ВОУ. По мере этих подсчетов вес жабы значительно увеличился: резать «хвосты» предстояло чуть не под корень…

    Я не знаю, что и как рассказывал Альберт Шишкин (начальник «Техснабэкспорта» с 1988 по 1998) американцам. Может, кадриль выплясывал или песни какие пел, на шесте висел — это явно самая важная государственная тайна. Но результат превзошел ожидания: американцы были готовы отдать нам свои «хвосты», поскольку на 146% поверили в то, что у нас их «ваще нету». Отдали бы — но для этого пришлось бы менять десяток законов США, которые запрещали любые поставки урана в Россию.

    Шишкин, наряженный в косоворотку, обиженно развел меха гармошки, и даже медведь за его плечом состроил укоризненную морду: «Ну-у-у, а мы-то вас считали за серьезных людей…». Не знаю я и того, что и как делали американцы со своими европейскими партнерами — использовали джиу-джитцу, борьбу борицу или сразу Камасутру.

    Но в 1996 году французская «Cogema», французская «Eurodiff» и англо-голландско-немецкая URENCO вереницей подписали с «Техснабэкспортом» договоры о купировании своих «хвостов» — на 105 000 тонн. Цена 1 кг «хвоста» была умопомрачительная — 62 цента, при средней цене природного урана на тот момент 85 долларов за кило. Еще раз — 0,62 доллара и 85 долларов. Видимо, со стороны американцев была использована, все таки, Камасутра…

    Видимо, вскоре после того, как европейцы и “Техснабэкспорт” стукнули печатями, с американцев спал мОрок, наведенный Альбертом Шишкиным. Шумел «Гринпис», деревья гнулись — эти ребята протестовали едва ли не супротив каждого парохода, каждого поезда с обедненным ураном, поступавшим из Европы в Россию.

    Если верить их истошным воплям — Россия уже 3-4 раза вымерла от бешеной радиоактивности, которая так и перла с «хвостов». Ну, то есть снаряды-бомбы из обедненного урана американских военных, лупивших по Югославии, американцев не облучали, а тот же самый обедненный уран на площадках наших обогатительных заводов поражал смертельно всех и каждого от Калининграда до Владивостока… Хорошо, что атомщики наши — люди спокойные, на подобного рода истерики отвлекаться не стали.

    Впрочем, атомщикам было, чем заниматься. Получение разбавителя ВОУ из «хвостов» было запатентовано в России (патент RU 2479489, разработчики — Палкин В.А., Шопен Г.В., Гордиенко В.С., Белоусов А.А., Глухов Н.П., Иовик И.Э., Чернов Л.Г., Ильин И.В., владелец патента — Ангарский электролизный химкомбинат) сразу после того, как прибывшие в Ангарск американцы признали, что эта разработка в разы лучше всего, что успели придумать в США.

    Должен заметить, что мир ученых отличается от нашего разительно: американские ученые помогли нашему коллективу разработчиков защитить этот патент и в США. Геополитическое противостояние — это одно, а удачная придумка — совсем другое. Был и еще целый ряд патентов, также защищенных и в России, и в США, но именно этот был ключевым: правильный состав разбавителя обеспечивал выполнение требований американского стандарта качества уранового топлива по содержанию вредных изотопов.

    С 1994 года, с момента подписания Контракта ВОУ-НОУ технологию осваивали меньше двух лет — с 1996 на Уральском электролизном химкомбинате началось разубоживание ВОУ, первые партии НОУ начали пересекать океан. Постепенно технология и необходимое оборудование освоили и СХК с ЭХЗ, а в Ангарске сосредоточили всю работу по получению разбавителя. Я так подробно излагаю, чтобы еще раз подчеркнуть: Контракт ВОУ-НОУ обеспечил работой все четыре наших обогатительных завода, обеспечив этим и сохранение Людей, и возможность послать в трещину всех приватизаторов — доллары по Контракту стали подушкой безопасности нашего атомного проекта. Напомню, что одновременно решался и вопрос с боеголовками, остававшимися на территории Украины.

    И опять многобукафф, черт возьми.

    А мы только добрались до 1996 года — весьма и весьма примечательного для Проекта Американская Центрифуга. Билл Клинтон, самый тайный агент Росатома, совершил трудовой подвиг, превративший к 2015 году аббревиатуру ПАЦ в словечко «поц».

    Где поставить бюст герою — вопрос дискуссионный, но ставить — надо, причем за счет госбюджета РФ, поскольку Клин Блинтон этого явно заслуживает.

    Продолжение следует...
  3. 30 Мая 2020 Суб 21:45:51
    Накидаю с Вашего позволения несколько штрихов:
    - уран-235 в качестве составной части ядерного оружия много десятилетий уже как архаизм, рулит плутоний-239, и как казалось бы ни странно, в трехступенчатых схемах термоядерного оружия - те самые "хвосты", понятно, уже в металлическом виде, в качестве корпуса заряда из урана-238, что в том потоке нейтронов, что образуют первые две ступени срабатывания изделия, делится как миленький и радостно;
    - но бомб в нашем мире мало, а обедненного урана дофига, и с этим надо что-то делать, например сердечники бронебойных снарядов вместо дорогого вольфрама, благо 238 не так светит как 235, и к чисто механическим свойствам такового такового сердечника добавляется его пирофорность (способность к воспламенению) и внутрь подбитого танка влетает вместо куска металла, пусть и раскаленного трением, дождь металла горящего, с выделением ядовитых испарений...;
    - но со стороны другой, американские и британские танки, "Челленджер" и "Абрамс", используют броню "Чобхем" (британский патент), основанную в том числе и на использовании наклонных пластин из металлокерамики на основе У-238...;
    - а ещё, многие из нас если не абсолютное большинство, преодолевали тысяч километров над родной страной и зарубежными странами в соседстве с слитками того же самого урана-238. ))) "Боинг" его в крылья самолетов закладывает в качестве антифлаттерного груза (Гугл, "флаттер");
    Буде тема продолжится, буду еще семечек подбрасывать.
  4. 25 Июня 2020 Чтв 17:16:02
    Добавляю, как и обещал, янки начали распродажу оборудования с недостроенного ими завода по фабрикации МОХ-топлива из оружейного плутония...

    З.Ы. МОХ-топливо - это "Mixed-Oxide fuel", это как-бы горючая смесь из окислов урана-235 и плутония-239, так, чисто поумничать...