Index · Правила · Поиск· Группы · Регистрация · Личные сообщения· Вход

Список разделов Политика
Путина выбрали, что дальше?
Жить будем лучше
21%
 21%  [ 28 ]
Жить будем хуже
62%
 62%  [ 82 ]
Ничего не изменится
16%
 16%  [ 21 ]
Всего проголосовало : 131
Время опроса не ограничено
 
 
 

Раздел: Политика Путина выбрали, что дальше? 

Создана: 08 Марта 2012 Чтв 16:44:25.
Раздел: "Политика"
Сообщений в теме: 2426, просмотров: 202007

На страницу: Назад  1, 2, 3 ... 160, 161,
  Вперёд
  1. 08 Марта 2012 Чтв 16:44:25
    Выбрали Путина, что дальше. Мне интересно мнение тех кто его поддерживал или голосовал за него. Что вы ждете от него. Хотите ли вы перемен и каких. Будите ли вы довольны если все останется как сейчас, не будет роста реальных доходов, улучшения медицины и образования, уменьшения коррупции, а все просто останется как есть. Что вы будете делать? Если на следующих выборах 2018 опять будет Путин, Зюганов, Прохоров, Жириновский и Миронов. За кого вы будете голосовать?
  2. 23 Августа 2018 Чтв 14:12:11


    Как Вам позиция? А у нас просвящённая монархия, нет??? Confused

    Ребята подскажите, нормальная политическая позиция у парня или нет??? Ну и вот, стало быть
  3. 27 Августа 2018 Пон 15:44:52
    Bloomberg. 25/08/2018 What Comes After Putin Could Be Trouble

    После ухода Путина могут возникнуть серьезные проблемы

    Известно, что в России длительные периоды правления, как правило, заканчиваются плохо. После 50-летнего правления Ивана Грозного, к примеру, страна вступила в смутное время, для которого были характерны политическая борьба, социальные потрясения и экономические проблемы.
    Может ли Владимир Путин, который к 2024 году будет править страной 24 года, избежать подобной участи?
    Этим вопросом заинтересовалась социолог Ольга Крыштановская, которая в течение нескольких последних десятилетий пристально изучала российскую политическую элиту — а одно время она даже была ее частью. Крыштановская, которая сначала выступала с критикой в адрес режима Путина, позже стала активным членом верной Кремлю партии «Единая Россия». Теперь же она вернулась в науку и занимает должность главы Центра изучения российской элиты при Государственном университете управления, пытаясь объединить свой опыт работы внутри российской элиты со стремлением к объективному анализу.

    Крыштановская считает, что впереди Россию ожидает множество опасностей, включая вероятность начала нового периода смуты, потому что часть представителей элиты уже отворачивается от Путина. По ее мнению, Путин вряд ли в ближайшее время уйдет из власти. И, что бы ни произошло, Крыштановская убеждена, что выборы не будут играть никакой роли в процессе передачи власти. Ниже (под сполером) приведена отредактированная версия беседы с Крыштановской.



    Родилась 24 ноября 1954 года в Москве в семье филологов.
    Окончила в 1979 году философский факультет МГУ. С 1989 руководит Центром изучения элит в Институте социологии РАН. В 2002 году защитила докторскую диссертацию по социологии.
    11 июня 2012 «приостановила» членство в ЕР, заявив, что переключается с изучения властных кругов на оппозиционные.

    Марк Уайтхаус: Если Путин не изменит конституцию, тогда в 2024 году России нужен будет новый лидер. Между тем с 1996 года в стране не было ни одних по-настоящему честных и конкурентных выборов, и неясно, существует ли там какой-либо легитимный механизм передачи власти. Кто будет решать, что случится после ухода Путина, и каким образом?

    Ольга Крыштановская: Всем известно, что Россией правят кланы. Их лидерами являются Игорь Сечин [глава государственной нефтяной компании «Роснефть»], Сергей Чемезов [генеральный директор государственной корпорации «Ростех», которая занимается военными и другими технологиями], Сергей Иванов [бывший министр обороны], Николай Патрушев [бывший директор Федеральной службы безопасности]. Никакого института, который позволял бы им собираться и голосовать, не существует, однако они каким-то образом взаимодействуют друг с другом, а Путин уже принимает окончательные решения, учитывая интересы всех кланов.
    Внутри этой элиты Путина считают невероятно умным человеком, который блестяще разбирается в людях. Поэтому именно он будет играть центральную роль в процессе перехода власти. Каждый клан предложит Путину список своих кандидатов на место преемника президента, а Путин уже сделает окончательный выбор. Но он не сможет просто так все оставить. Его преемник будет частью системы, которая играет гораздо более значительную роль, чем конкретный человек. Поэтому я считаю, что некоторые изменения произойдут и в самой системе — то есть в Конституции.
    В настоящий момент Путин находится на вершине иерархии власти. Он не может принимать участие в следующих выборах. Но куда он уйдет? Ему нужна будет какая-то должность. Поэтому я считаю, что для него будет специально создана какая-то должность — новая структура или уже существующая структура с расширенными полномочиями, которая станет очень важной, как только Путин станет ее частью. Именно так он сможет дать дорогу новому президенту и при этом сохранить за собой определенную власть на вполне законных основаниях.
    Я думаю, что такой структурой может быть Государственный совет [консультативный совет, который Путин создал в 2000 году и который выполняет примерно ту же роль, что и подобные советы, существовавшие в советские и дореволюционные времена]. Его функция — быть арбитром между институтами власти. Это идеально. Путин способен быть арбитром. Он может наблюдать, оказывать влияние и даже контролировать нового президента.
    Ряд признаков указывает на то, что этот процесс уже идет. Администрация президента создала новое управление по обеспечению деятельности Государственного совета. Это довольно странно, поскольку в других органах власти, таких как Дума, нет подобных управлений. А в Госсовете оно появилось.

    — Существуют ли какие-нибудь аналоги Государственного совета РФ в других странах?

    — Этот совет в некотором смысле похож на Центральный военный совет, существовавший в Китае при Дэне Сяопине. Представители российских служб безопасности [в прошлом Путин служил в КГБ] — большие поклонники Китая. Многие из них уверены, что, если бы Юрий Андропов [генеральный секретарь КПСС с 1982 по 1984 год] остался у власти, Россия последовала бы примеру Китая. Все уровни власти остались бы в руках партии, а частному бизнесу разрешили бы развиваться только в определенных секторах экономики. То есть это модель Дэна Сяопина.

    — Недавно вы выступали в Московском государственном университете с презентацией, в которой вы отметили, что упомянутые выше кланы тоже претерпевают определенные изменения. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

    — Среди представителей правящей элиты есть те, кто родился в 40-е, 50-е, 60-е, 70-е и 80-е годы. Когда Путин пришел к власти, большая часть представителей его команды были людьми из 50-х годов. Теперь в его команде в основном те, кто родился в 60-х годах. Но если говорить о преемнике, который должен будет стать президентом в 2024 году, у Путина нет иного выбора, кроме как сделать ставку на тех, кто родился в 70-е. Ему нужен человек, способный привнести новую энергию.
    Путин уже давно признал, что его старой гвардии придется постепенно уйти. Они занимали все ключевые позиции в правительстве, и, если все они уйдут одновременно, это обернется катастрофой. Он убедил их занять должности, близкие к власти, и постепенно уступить дорогу следующему поколению. Я думаю, что на самом деле он непосредственным образом поручил им привлечь новые кадры. Это не случайный процесс: чтобы сохранить систему, люди должны меняться.
    Теперь на важных государственных должностях появилось множество новых лиц — губернаторы, министры и так далее — и всех их контролируют «патриархи». В качестве примеров можно назвать губернатора Тульской области Алексея Дюмина, губернатора Московской области Андрея Воробьева, исполняющего обязанности губернатора Нижегородской области Глеба Никитина.
    Постепенно все они проявят себя: они не амебы, они политики. Но пока им приходится быть «технократами». Если им удастся достичь заметных результатов в своих областях или на министерских должностях, тогда у них появится шанс попасть в список возможных кандидатов. Они должны ремонтировать дороги, строить здания и держать свое мнение при себе. Если они будут вести себя хорошо, у них, возможно, появится будущее.
    Но они уже занимают влиятельные посты, у них уже есть ресурсы. Они формируют свои команды, и постепенно их политические интересы начнут расходиться с интересами «патриархов». Они захотят подняться по лестнице власти. Сечин не сможет стать президентом, но его протеже сможет. По мере приближения 2024 года расхождения в интересах приведут к возникновению конфликтов внутри старой правящей элиты. И, если по времени это совпадет с ростом недовольства в обществе — скажем, потому что люди будут недовольны пенсионной реформой или состоянием экономики — тогда Россия может оказаться в опасной ситуации. Этот процесс может выйти из-под контроля.

    — К чему, с вашей точки зрения, это может привести?

    — Я применила теорию игр и пришла к выводу о том, что элита, вероятнее всего, предаст Путина. Как только Путин сообщит о том, кандидата какого клана он предпочитает, оптимальной стратегией для других кланов станут попытки подорвать позиции этого кандидата — потому что, если он выиграет, они потеряют все.
    Ни один кандидат не может устроить все кланы. Сейчас в России нет аналогов Политбюро, то есть нет места, где все они могли бы собраться и выработать коллективное решение. Они похожи на лепестки ромашки. Все они связаны с Путиным, но никак не связаны друг с другом.

    — То есть здесь присутствует внутренний дисбаланс. Оптимальные стратегии конкретных игроков не совпадают со всеобщим благом.

    — Да, и мне интересно, понимает ли Путин это. Мне кажется, понимает. Мне кажется, что это и вызывает у него больше всего опасений. Поэтому, как я думаю, он попытается создать такую систему, которая не позволит его преемнику действовать излишне свободно и не позволит народу взбунтоваться в тот момент, когда преемник будет еще слишком слаб. Путину необходимо передавать власть постепенно.

    — Будут ли выборы играть какую-либо роль в этом процессе?


    — В нашей системе выбор делают представители небольшой группы, а не 140 миллионов избирателей.

    — Может ли отсутствие выбора разозлить людей и заставить их выйти на улицы в знак протеста, как они это сделали в 2011 и 2012 годах?

    — Может, но Путин принимает превентивные меры. Он прошел подготовку в государственных службах безопасности, для которых характерны довольно своеобразные методы взаимодействия с оппозицией.
    Существует пирамида протеста. В ее основании находятся миллионы пенсионеров и так далее, а на ее вершине — такие лидеры, как Алексей Навальный. Чуть ниже лидеров находятся те люди, которые организовывают и финансируют оппозицию, и некоторое число бойцов, готовых вступить в конфликт с полицией. Между ними и пенсионерами есть огромный разрыв, и, если он сомкнется, это будет очень опасно.
    И вот как нужно с этим бороться. Необходимо спровоцировать разногласия среди лидеров. Обвинить их в коррупции, дискредитировать их, уничтожить их одного за другим. Нужно вывести из строя интеллектуальный и финансовый центры, к примеру, отрезав неправительственные организации от иностранных источников финансирования. Если российский олигарх обеспечивает финансирование, нужно возбудить против него уголовное дело. Необходимо запугать и нейтрализовать бойцов — тоже посредством уголовного преследования.
    Однако методы КГБ не позволяют справиться с источником недовольства. Их не волнует, почему люди протестуют. Они не работают с причинами. Они работают с конкретными людьми.

    — Это их слабое место?

    — С социологической точки зрения, да. Но с точки зрения действующего политика, это очень эффективно.
    Есть и осложняющие факторы. Мнение западной общественности. Свободная пресса. К примеру, они могут объяснить пенсионерам, что Навальный на самом деле не имеет никакого отношения к коррупции. Поэтому вам необходимо ограничить свободу слова и контролировать интернет. Популярность Навального неприятно удивила администрацию президента. Они слишком поздно осознали силу социальных сетей. И они больше не допустят подобную ошибку.
    Успех этого подхода оказался потрясающим. В 2011 году протестное движение казалось несокрушимым. Но уже к концу 2012 года оно стало слабым и дезориентированным. А в 2014 году у нас произошла патриотическая контрреволюция — после аннексии Крыма и прочих событий.

    — Какой человек может стать преемником Путина? Каковы предъявляемые к нему требования?

    — Он должен быть русским с русской фамилией. Он не должен быть слишком смелым и дерзким, в противном случае оппозиция внутри элиты будет его бояться и в конечном счете уничтожит его. У него должны быть нормальные отношения со всеми «патриархами», то есть со старой гвардией. В работе он должен уметь находить деликатный баланс. Если он будет слишком грубым и прямолинейным, он спровоцирует оппозицию на ответные меры. Если он будет слишком слабым, оппозиция увидит в нем легкую добычу.
    Будет хорошо, если он окажется умным, но это необязательно. В российской политике ценится очень специфический тип ума — своего рода византийское коварство. Вас ценят, если вы знаете, как манипулировать людьми, как вести искусную игру. Будет хорошо, если он будет состоятельным, потому что тогда у него будут ресурсы для того, чтобы себя защищать.

    — Как Путин может быть уверен, что его преемник не обернется против него?

    — Это будет не просто джентльменское соглашение. Вы ошибаетесь, если думаете, что, когда Медведев стал президентом в 2008 году, Путин просто поверил ему на слово — что он вернет президентский пост в 2012 году. Медведев не мог нарушить их договор. В этом случае пострадал бы он сам, пострадала бы его семья.
    Путин создаст такие условия, которые сделают предательство невозможным. К примеру, в результате реформы конституции контроль над вооруженными силами будет передан главе Государственного совета — то есть Путину. В этом случае он официально ослабит президента, оставив себе самую влиятельную должность.
    Старая элита, возможно, поддержит Путина в этом вопросе, потому что она заинтересована в сохранении статуса-кво насколько это возможно. Поэтому некоторое время будет сохраняться два центра власти. Путин уйдет позже, что и станет началом новой эры.
    Но тогда возникает другая опасность. Если Путин не позволит своему преемнику стать истинным главой, система так и останется чрезмерно зависимой от него. А это несет в себе определенный риск, в чем мы убедились на примере Брежнева и Сталина. Долгие периоды правления, как правило, заканчиваются смутным временем.



    [внешняя ссылка]
  4. 06 Сентября 2018 Чтв 23:41:53
    Переход к открытому классовому господству?

    Валерий Соловей
    политолог, профессор МГИМО

    (Резюме обсуждений, интенсивно идущих последнее время)

    1. Нерв предстоящего пятилетия — транзит системы «Россия» в новое состояние. Главное в ходе транзита — сохранить положение, привилегии и активы ключевой группы элиты.

    2. Трансфер верховной власти не самоцель, а инструмент (хотя и ключевой) успешного транзита. Важны не личности, а конфигурация государственной власти, которая обеспечит транзит.

    3. Поскольку транзит проходит в условиях нарастающего дефицита ресурсов, усиливающегося внешнего давления и роста внутреннего напряжения, то может оказаться весьма жестким.

    4.Тем более, что в ходе транзита должна быть решена задача превращения общества в «новую нефть» — источник ресурсов для элиты. Пенсионная реформа — первый важный шаг в этом направлении.

    5. Даже имитационная демократия становится избыточной, ненужной и чреватой рисками. На смену ей должна прийти система «служивых людей».

    6. Ускорится превращение властвующая группы в сословие — закрытое и находящееся вне действующей правовой системы.

    7. Императив внешнего противостояния (которое может продлиться как минимум пятилетие, а скорее всего — дольше) требует централизации и огосударствления экономики.

    8. Для удобства управления необходимо в несколько раз сократить число субъектов федерации посредством их объединения, а для контроля над обществом ввести государственную идеологию.

    9. Властвующая элита уверена в своей способности сохранить контроль над обществом и не допустить вызова с его стороны.

    10. Активная фаза транзита начнется в 2020-2021 годах.

    [внешняя ссылка]
  5. 07 Сентября 2018 Птн 2:11:03
    Шипко задумчивый писал : Переход к открытому классовому господству?

    Валерий Соловей
    политолог, профессор МГИМО

    (Резюме обсуждений, интенсивно идущих последнее время)
    3. Поскольку транзит проходит в условиях нарастающего дефицита ресурсов, усиливающегося внешнего давления и роста внутреннего напряжения, то может оказаться весьма жестким.


    Профессор избыточно лапидарен, возьму один пункт:
    - для кого?
    - каких ресурсов?
    - какого напряжения?
    - чем вызванного?

    А так да, о много всё правильно,
  6. user63


    Частый гость


    Более трёх лет на форумеМуж.
    07 Сентября 2018 Птн 11:56:40
    Шипко задумчивый писал : Переход к открытому классовому господству?
    Видимо время пришло. Скрытое всегда когда нибудь становится явным.
  7. 19 Сентября 2018 Срд 23:32:08
    если всеми обиженная страна вдруг начинает то и дело вставать с колен и сама всех нагибает, добиваясь глобальной справедливости при помощи агрессивной дипломатии, спецслужб и ВКС, это примиряет уважающих себя людей с тем, что внутри страны их обкрадывают, обманывают и унижают, нагибают и ставят на колени перед властью во всей ея «вертикали» — от верховного начальства и вплоть до последнего писаря и гаишника. Типичная поза политического нарцисса: на четвереньках, но с гордо поднятой головой.

    Он легко забывает о внутренних проблемах, своих собственных и страны в целом, упиваясь неподражаемыми успехами во внешней политике. Именно на этот отвлекающий восторг работают новостные программы и нескончаемые политические ток-шоу. Десятки миллионов «пикейных жилетов» застывают перед телевизорами в рассуждении о том, кому бы еще они палец в рот не положили. И в этот момент им не до произвола и воровства внутри страны, не до зарплат, цен и качества того, что называется едой. Накачиваясь духовной пищей от СМИ, гражданин формирует в себе установку «все хорошо», даже если вокруг все плохо.

    Пикантность ситуации в том, что успехи внешней политики, в отличие от «внутренней экономики», легко симулировать. Это та «реальность», которая целиком формируется картинкой и рассказом. Располагая необходимым ресурсом, брезгливую опаску других можно выдать за уважение, специально срежиссированные контакты — за признание и прорыв изоляции. Гораздо труднее симулировать подъем и качество жизни внутри страны.

    Однако искусственность такой конструкции оборачивается ее ненадежностью. Роскошества власти, приватные и знаковые, не вызывают такого раздражения, пока государство не объявляет назревший дефолт по пенсиям и едва ли не социальное банкротство. История с пенсиями если не развернула оптику зрения вовнутрь, то многое для этого сделала. Все чаще приходится слышать, что власть воюет и бряцает, шикует и дружит… на деньги пенсионеров.

    Социально ощутимых улучшений в экономике ждать нет оснований. Трудно также рассчитывать на сдвиги в системе перераспределения в сторону большей справедливости. Наиболее опытные и прозорливые люди из «вертикали» уже давно ведут себя так, будто самое умное, что сейчас можно сделать при известных возможностях, это заглотить напоследок. Шансы еще раз развернуть ситуацию резкими телодвижениями во внешней политике, лучше всего маленькой победоносной войной, также сжимаются. Внешнеполитическая символика «успехов» оплачивается непропорциональными социально-экономическими потерями внутри страны, требующими, в свою очередь, новых триумфов вовне, чреватых новыми санкциями, потерями и т.п. Ситуация начинает походить на замкнутый контур с неправильной обратной связью, проще говоря, на политическую «пирамиду».
    [внешняя ссылка]
  8. 20 Сентября 2018 Чтв 15:24:24
    Потерянное десятилетие: Российская экономика отстала от мира в 8 раз



    Пока российская госпропаганда внушает населению веру в величие и мощь, российская экономика тонет в болоте стагнации.

    К середине 2018 года российский ВВП наконец смог вернуться к докризисным отметкам, подсчитали эксперты Высшей школы экономики. После роста на 1,5% в прошлом году и 1,3% и 1,9% за первые два квартала он впервые превысил уровни начала 2014 года.

    И хотя выход в плюс подается как победа над кризисом, на деле последние 10 лет оказались для экономики потерянными. Текущий размер ВВП превышает уровни 2008 года чуть больше чем на 4%, следует из данных ВШЭ.

    Пережив две рецессии за 10 лет, в среднем Россия росла на 0,4% в год - в 8 раз медленнее, чем мировая экономика в целом, прибавившая, по данным Всемирного банка, 31,2%.

    Отставание от США оказалось 4-кратным - американский ВВП вырос за 10 лет на 16,2%. Китайская экономика стала больше на 101%, обогнав российскую более чем в 20 раз.

    "В этом году Россия будет на 166-м месте в мире по темпам роста", - говорит завотделом рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин: МВФ прогнозирует 1,7% с замедлением до 1,5% в последующие 5 лет..

    Это на треть медленнее, чем растут развитые страны (2,4% и 2,2% в 2018-19 гг), вдвое меньше показателей мировой экономики в целом (3,9% на ближайшие два года) и почти втрое хуже развивающихся стран, рост которых фонд оценивает в 4,9% в текущем году и 5,1% в следующем.

    Изношенная инфраструктура, избыток государства и регулирования вкупе со слабостью госуправления - все это уменьшает конкуренцию, увеличивает концентрацию активов и тормозит рост, объясняет МВФ. Масла в огонь подливают санкции, оборвавшие приток частных инвестиций и отбросившие Россию на обочину мирового технологического прогресса.

    Доля инновационных компаний в России составляет менее 1%; на 10 тысяч работников приходится лишь 1 промышленный робот против 531 в Южной Корее, 176 - в США и 49 - в Китае, подсчитали в Boston Consulting Group.

    Хотя страна остро нуждается в квалифицированных кадрах, почти 80% трудоспособного населения не имеют навыков и компетенций для работы на современных рынках. При этом 50% российских ученых, 52% топ-менеджеров, 54% IT-cпециалистов и 49% работников инженерных специальностей хотели бы покинуть страну и работать за рубежом.

    Ежегодно из страны уезжают 100 тысяч человек, из которых 70% - это "интеллектуальная миграция", высококвалифицированные специалисты, подсчитали в РАНХиГС.

    По итогам 2017 года финансирование науки было урезано до минимума за 10 лет, до 377,9 млрд рублей. Это втрое меньше, чем государство тратит на обеспечение аппарата чиновников и огранов госвласти (1,2 трлн рублей) и в 13 раз меньше расходов на армию и полицию (почти 5 трлн рублей).

    "Российская экономика, по сути, производная функция от спроса и мировых цен на сырье, - говорит Миркин. - Мы сыты, пока мы живем у капающего нефтяного крана, у газопроводов. Все настроено на торможение, на резервирование, на дележку сжимающегося пирога".

    Число желающих его поделить удвоилось за последние 20 лет: армия чиновников выросла с 2,4 млн человек в 1995 году до 5,3 млн, подсчитали в BCG. При этом в малом бизнесе заняты лишь 15% населения против 40% в Индии, 52% - в Бразилии, 63% - в Германии и 80% - в Китае.

    "Слишком высокие риски, налоги и административный пресс, - объясняет Миркин. - Мы создали офшоризованную экономику, в которой бизнес предпочитает выводить деньги. За 25 лет Россия стала страной чистого вывоза частного капитала. За это время ушли "вчистую" примерно 800 млрд долларов".
    [внешняя ссылка]

    PS

  9. 20 Сентября 2018 Чтв 16:42:05
    Отряды "добровольцев" и казаков приходят на митинги, чтобы избивать протестующих, пока полицейские стоят в стороне. Активисты патриотических движений борются с “пятой колонной”, составляют списки “национал-предателей”, нападают на оппозиционеров. Представители власти только разводят руками: а мы-то здесь при чем? Религиозные фанатики срывают концерты, лекции и выставки, по их мнению, не соответствующие традиционным ценностям. Церковники вздымают глаза к небу: на все воля Божья. Каждый день в новостях очередная история: то посетитель Третьяковской галереи уродует картину Репина, чтобы восстановить “историческую правду”, то православные верующие срывают показ фильма, потому что в основе сюжета – интрижка “святого” царя, то выходцы из кавказских республик атакуют офис телеканала, потому что им не понравилась шутка в юмористическом шоу, то мужчины устраивают травлю женщин, выставляющих фотографии с иностранными болельщиками…

    Мир, как известно, театр, и мы в нем актеры. В современной России это театр боевых действий, а человек человеку – солдат вражеской армии. Дом – это крепость, машина – бронированный танк, и вне защищенного пространства каждый чувствует себя на поле брани. А в бою или побеждаешь ты, или побеждают тебя. Окружающая среда агрессивна и воинственна, нет места слабым и немощным, все решает сила. На дорогах прав тот, у кого дороже машина, на улице тот, у кого развитее мускулатура, в делах – у кого больше связей в госструктурах. Люди разучились договариваться, уступать, подчиняться правилам – если знают, что за это им ничего не грозит, они разворачивают боевые действия везде, где только могут: на улице, в очереди, в автомобильной пробке, на работе, с соседями, в кругу друзей или среди незнакомцев. Не поделив место на парковке, водители палят друг в друга из травматического оружия; поссорившись в магазине, покупатели дерутся продуктовыми корзинками; из-за неосторожного слова бросаются с кулаками на улице. Кажется, что общество – на грани нервного срыва.

    Эта война всех против всех развернулась не на пустом месте. Не от того, что русские агрессивные и злобные, а ненависть – обязательная составляющая национального ДНК. И дело даже не в экономическом кризисе, обрушившем уровень жизни, не в общей нищете и безысходности. Мир знает страны и победнее, но в них нет такой ненависти друг к другу. Это власть стимулирует горизонтальную агрессию, переключая внимание с подлинных проблем. Власть выдает индульгенцию на ненависть, если ненависть направлена друг на друга, и с помощью журналистов раздувает пожар конфликта всех против всех.

    Для многих людей телевидение, особенно центральные телеканалы, остается авторитетом и примером для подражания. А российское телевидение, которое когда-нибудь войдет в учебники истории как мощнейшее оружие массового поражения умов, умело распаляет агрессию. Цель политических ток-шоу – не только рейтинги и тиражирование нужных идеологических установок, но и модели поведения, которые люди так или иначе копируют. Дискуссии ведутся на грани истерики, эксперты, представляющие невыгодную власти точку зрения, подвергаются оскорблениям и насмешкам, нормальный стиль общения – ругань, вопли и драки, публичная дискуссия опускается до уровня базарных перепалок. Жаргоны, сленг, оскорбления, все эти “закрой свою пасть”, “заткнись”, “пошел вон, цука”, звучащие в прайм-тайм на главных телеканалах, демонстрируют зрителям: если так говорят “уважаемые люди”, то можно и нужно подобным образом говорить и всем остальным. Именно так теперь и ведутся разговоры с политическими оппонентами, когда кто-то еще осмеливается высказывать противоположную позицию.

    К тому же общество сильно наэлектризовано милитаристской пропагандой. В детских садах поют военные песни, в школах маршируют на парадах, в институтах вводится военно-патриотическое воспитание. Если раньше в домах детского творчества были кружки макраме, мягкой игрушки и электроники, то теперь едва ли не главное развлечение для детей – патриотические клубы, в которых учат собирать автоматы Калашникова и стрелять из позиций стоя и лежа. Если раньше в школах о войне говорили как о страшном событии, которое не должно повториться, то теперь школьников учат гордиться тем, что Россия – военная держава, которая может не только отразить нападение, но и напасть сама. Если раньше вузы не лезли в политику, то теперь, как написано на сайте одного кинематографического института (где учатся на кинорежиссеров и тележурналистов), поставлена новая задача: “воспитание патриотизма, уважения к историческому и культурному прошлому России и ее вооруженным силам”. Все это снижает “болевой порог” общества, размывает границы дозволенного, прививает положительное отношение к милитаризму и военной агрессии. В итоге русские готовы воевать не только со всем миром, но и друг с другом, стенка на стенку.

    В России появилось несметное число патриотических клубов и организаций, которые выглядят как независимые, но контролируются силовыми структурами. Это православные объединения, в которых, наряду с религиозной нетерпимостью, обучают ножевому бою; военные клубы, в которых готовят настоящих вояк; политические организации, в основе деятельности которых борьба с каким-нибудь врагом (это могут быть НАТО, США, Европа, “пятая колонна”, но никогда российское правительство и олигархи). Все эти организации формально неподконтрольны властям, это просто добровольные объединения из разряда “хобби и досуга”, но на деле – наэлектризованные, озлобленные, хорошо обученные люди, которых активно настроили против определенных социальных групп (оппозиции, гражданских активистов, геев, мигрантов, женщин). При необходимости власть может ими манипулировать, если хочет поквитаться с кем-то или переключить общественное внимание. Но и без этого они готовы применять свою агрессию и полученные навыки в деле.

    Активисты различных движений вроде “Мужского государства”, которые не только выступают за патриархат, но и ссылаются на евгенику (это учение запрещено в Европейском союзе, но не в России), начали настоящую охоту на женщин, поведение которых якобы противоречит “традиционным” представлениям. Они разъезжают по разным городам, устраивают акции и призывают выслеживать женщин, которые ведут себя “неподобающе”. Учитывая, что участники таких организаций изучают разные виды борьбы и стрельбы, выглядит все это пугающе. Активных, интересующихся политикой недовольных с помощью протестной повестки абсорбируют движения вроде “Суть времени”. Сейчас его активисты у станций метро собирают подписи против пенсионной реформы, но если протест станет масштабнее, то, как это уже было в 2012 году, они тут же объявят всех митингующих "агентами Госдепа". Когда у подрядчиков возникают конфликты со строителями, большинство которых – мигранты (часто нелегальные), они просят помощи у националистических организаций. Когда на акциях протеста их участников раскидывают по автозакам, обязательно появляются какие-то заполошные женщины, участники патриотических движений, которые кричат о врагах народа и национал-предателях. Когда власти Москвы решили избавиться от нудистского пляжа в Серебряном бору, они использовали не только городские газеты и местных депутатов, но и православных активистов, выступающих за “традиционные ценности”.

    Раньше мы боялись только властей. Теперь мы боимся друг друга. Раньше мы боялись людей в погонах. Теперь боимся всех в одежде цвета хаки, с георгиевской ленточкой на сумке или с большим крестом на шее. Раньше мы знали, что если кого-то из оппозиционеров убьют, то приказ поступит из Кремля. Теперь удар обрезком трубы по голове можно получить от сумасшедшего, наслушавшегося передач о “врагах народа”, или от активиста женоненавистнического клуба, которому внушили, что все беды от женщин с глубокими декольте.

    Людям, живущим в постоянном унижении, нужна психологическая компенсация, выход отрицательных эмоций. Но до настоящих обидчиков не дотянуться: власть за стенами Кремля, друзья Путина за заборами своих имений, олигархи за границей, чиновники под охраной. Остается отыгрываться на "своих". Чтобы разрядить психологическое напряжение, приходится вымещать свою неудовлетворенность на меньшинствах – политических, социальных, сексуальных – или выбирать в качестве объекта любого слабого и немощного. Так что в России, вместо протестов, будут все чаще и чаще происходить столкновения между различными политическими группировками и активистами, будет множиться травля меньшинств и незащищенных групп, расти бытовая агрессия, в которой захлебнутся любые политические протесты. У нас много говорят о войне. Так, может, в России она уже давно началась?
    [внешняя ссылка]
  10. 20 Сентября 2018 Чтв 18:58:26
    [внешняя ссылка]

    Медведев предупредил о непростых годах

    Следующий шестилетний цикл в российской экономике будет непростым из-за санкций, торговых войн и протекционизма. Об этом заявил премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании правительства в четверг, 20 сентября, передает РИА Новости.

    «Все мы понимаем, что начало этого шестилетнего цикла вряд ли будет простым. Мы должны учитывать ситуацию на сырьевых и финансовых рынках, а также не в меньшей степени возможное расширение торговых войн и усиление протекционизма и санкционного давления», — сказал премьер-министр...


  11. 20 Сентября 2018 Чтв 19:08:32
    Snarkenshtein писал :
    Медведев предупредил о непростых годах


  12. 22 Сентября 2018 Суб 8:52:27
    Вообще СерёгаR создал правильную тему: /viewtopic.php?t=379504&view=newest

    Здесь ему Дмитрий Нагиев всё разложил по-полочкам... Лыба
На страницу: Назад  1, 2, 3 ... 160, 161,
  Вперёд